6. ПРЕОДОЛЕНИЕ САМОМНЕНИЯ


Ступени развития эго или космическая шутка

1. Форма или основное неведение.
2. “Чувство” прочности.
3. Восприятие - импульс.

А. Безразличие.
Б. Страсть.
В. Агрессивность.

4. Интеллект - мышление.
5. Сознание - эмоции.


Для того, чтобы преодолеть самомнение эго, нам необходимо понять, как мы определяем свою территорию и самих себя, как пользуемся собственными проекциями в качестве доказательства собственного существования. Источник усилий подтвердить нашу прочность - это неуверенность насчет того, действительно ли мы существуем. Побуждаемые этой неуверенностью, мы стремимся доказать свое существование, находя вне себя некую отправную точку, нечто такое, с чем мы находимся в родстве, нечто прочное, отчего можно оттолкнуться и почувствовать себя отдельными. Но все предприятие становится сомнительным, если мы будем все время по-настоящему серьезно оглядываться назад. Не окажется ли так, что мы создали некий гигантский обман.

Этот обман - чувство прочности “меня” и другого человека. Дуалистический комплекс приходит из пустоты. Вначале существует открытое пространство, ноль, состояние самодостаточное без взаимоотношений. Не для того чтобы подтвердить нулевое состояние, мы должны создать кого-то, кто подтвердил бы, что ноль существует. Но даже и этого не достаточно: мы могли бы упрочить положение только имея единицу и ноль. Поэтому мы начинаем двигаться дальше - идем вперед. Мы создаем еще двух, чтобы подтвердить существование одного, затем идем дальше, подкрепляем два - тремя, три - четырьмя и т. д. Мы устанавливаем фундамент, основание от которого можем двигаться все вперед до бесконечности. Вот это мы и называем - непрерывным, прочным кругом подтверждений, круг существования, в котором одно подтверждение нуждается в другом и так еще и еще.
Все эти попытки подтвердить свою устойчивость очень болезненны. Но мы то и дело обнаруживаем, что внезапно соскальзываем с края площадки, которая, как нам казалось, обладает бесконечной протяженностью. Тогда нам приходится совершать новые попытки, спасаясь от смертельной опасности, немедленно надстраивая площадку, чтобы она снова казалась бесконечной. Мы не понимаем, что весь процесс совершенно не нужен, что нам не требуется площадка для стояния, что мы построили эти площадки на уровне земли, так что опасности падения никогда не было, не было нужды в опоре. Фактически наши хлопоты по сооружению надстройки для обеспечения своей устойчивости - это просто большая шутка, величайшая из всех, космическая шутка. Но мы возможно не найдем ее забавной, она может показаться нам серьезным и намеренным обманом.
Для более точного понимания этого процесса подтверждения прочности “я” и другого, т. е. процесса развития эго, полезно познакомиться с пятью ступенями развития эго.

Первая ступень - рождение эго называется “формой” или “основным неведением”. Мы не замечаем таких качеств пространства, как открытость, текучесть, разумность. Когда в нашем интеллектуальном переживании возникает просвет, т. е. проявляется пространство, когда имеет место проблеск сознания, открытости, ощущение личности, тогда возникает подозрение: “А если обнаружится что прочного “я” не существует? Какая пугающая возможность, я не стану доходить до этого!” Такая абстрактная паранойя, неприятное ощущение, опасение чего-то неверного - это и есть источник кармической цепной реакции. Здесь существует страх перед конечным смятением и отчаянием, страх перед отсутствием личности, перед состоянием без “я” - и этот страх является постоянной нашей угрозой.
Мы хотим сохранить некоторую устойчивость, но единственно доступным материалом для работы оказывается пространство, где нет эго; и вот мы пытаемся уплотнить это переживание пространства, как бы заморозить его. Неведение в данном случае не есть глупость, а скорее своего рода упрямство. Внезапно мы пугаемся открыв не существование “я”, мы не желаем принять этот факт; мы хотим удержать равновесие на какой-нибудь опоре.

За этим следует еще один шаг в попытках найти способ занять себя, отвлечься от нашей уединенности. Начинается кармическая цепная реакция. Карма зависит от относительности того и другого, от “моего” существования и “моих” проекций; но по мере того как мы непрестанно стараемся занять себя, непрестанно возрождается и карма. Т. е. существует страх оказаться неподкрепленными своими проекциями. Нам необходимо постоянно стараться доказать, что мы действительно существуем, а для этого надо ощущать свои проекции прочной вещью. Чувство прочности какого-то видимого внешнего предмета успокаивает нас, внушая мысль о том, что и мы являемся прочными существами. Это вторая ступень эго - “чувство”.
На третьей ступени эго вырабатывает стратегию трех видов, три импульса для взаимодействия со своими проекциями: безразличие, страсть и агрессивность. Эти импульсы направляются восприятием. Здесь восприятие представляет собой чувство само осознания: вы как бы обязаны официально сообщать в центр главного управления о том, что происходит в каждый данный момент. Тогда вы в состоянии манипулировать любой ситуацией, организуя ту или иную стратегию.

В стратегии безразличия мы вызываем онемение любых чувствующих пространств, которых хотим избежать, поскольку думаем, что они могут нам повредить. Мы как бы надеваем на себя доспехи. Вторая стратегия - это страсть, попытка захватить вещи и поглотить их. Это процесс магнитизирования. Обычно мы не испытываем желания, если чувствуем себя достаточно богатыми. Но всякий раз когда налицо чувство нищеты, голода, бессилия, мы тянемся к чему-то, пытаемся что-нибудь схватить. Третья стратегия или агрессивность тоже основана на ощущении нищеты, на чувстве, что мы не в состоянии выжить, а потому должны отразить опасность со стороны всего, что угрожает нашей собственности или нашей пище. Сверх того, чем сильнее мы сознаем возможность угрозы, тем более отчаянной становится наша реакция. Мы стараемся бежать все быстрее, чтобы найти способ накормить или защитить себя. Эта поспешность есть форма агрессивности. Агрессивность, страсть и безразличие суть части третьей ступени эго - “восприятие - импульс”. Неведение, чувство, импульс и восприятие - все это инстинктивные процессы. Мы оперируем своеобразной системой радара, которая как бы прощупывает нашу территорию. Однако мы не в состоянии дать эго надежную основу без интеллекта, без способности создавать понятия и названия. А теперь мы имеем необыкновенно богатую коллекцию явлений внутренней жизни. Поскольку их так много, мы начинаем разбивать их по категориям, раскладывать на отдельные полки, давать названия. Мы делаем это, так сказать, официально. Таким образом, “интеллект” или “мышление” представляют собой следующую 4 ступень эго. Но дальше и ее оказывается не вполне достаточно. Нам требуется активный и действенный механизм, чтобы координировать инстинктивные и интеллектуальные процессы эго. Это и есть последняя пятая ступень развития эго - “сознание”.
Сознание состоит из эмоций и часто нелепых мысленных стереотипов; все это взятое вместе формирует различные фантастические миры, которыми мы занимаем себя. Об этих фантастических мирах в писаниях упоминается, как о “шести обителях”. Эмоции - это как бы высшие проявления эго, генералы его армии; подсознательные мысли, грезы и другие размышления соединяют одно светило с другим. Таким образом, мысли образуют армию эго; они постоянно находятся в движении, постоянно чем-то заняты. Наши мысли являются невротическими в том смысле, что они хаотичны, все время меняют свое направление и набегают друг на друга. Мы непременно перескакиваем с одной мысли на другую - с духовных мыслей на сексуальное фантазирование, на мысли о деньгах, домашних делах и т. д. Все развитие пяти ступеней эго - неведение (форма), чувство - импульс, восприятие, мышление, сознание - это наша попытка оградить себя от истины нашей несубстациональности.
Практика медитации заключается в том, чтобы видеть, как призрачно это ограждение. Но мы не можем немедленно начать работу над самым основным неведением. Это было бы подобно попытке сразу обрушить стену. Если мы хотим ее снести, нам необходимо разобрать ее по кирпичику; мы начинаем с непосредственно доступного материала, с первой ступени. Иными словами, практика медитации начинается с работы над эмоциями и мыслями, в особенности с процесса мышления.

7. ПОГЛОЩЕННОСТЬ СОБОЙ


Шесть сфер, шесть различных видов эго называют «обителями» в том смысле, что мы пребываем внутри отдельной версии реальности. Мы очарованы устойчивым, знакомым окружением, знакомыми желаниями и стремлениями так, чтобы нас не охватило безграничное смятение из-за пустоты ума. Мы цепляемся за свои привычные стереотипы, потому что смятение растворяет в пустоте единственно знакомую для нас почву и разрушает способ занять себя. Мы боимся лишиться своей безопасности и своих развлечений, мы боимся выйти, в открытое пространство, боимся вступить в медитативное состояние ума. Перспектива состояния пробужденности оказывается слишком беспокойной, ибо мы не знаем, как держаться в этом состоянии; а потому мы предпочитаем бегство обратно в свою тюрьму освобождения из этой тюрьмы. Смятение и страдание становятся нашим занятием, зачастую весьма безопасным и приятным.
Шесть сфер таковы; сфера богов, сфера завистливых божеств, сфера людей, сфера животных, сфера голодных духов и сфера ада. Эти сферы представляют, по преимуществу, эмоциональную настроенность по отношению к самому себе к своему окружению, окрашенную и усиленную мысленными объяснениями и операциями рассудка. Как человеческие существа, мы в течение дня можем пережить эмоции всех сфер – от гордости, свойственной сфере богов, до ненависти и паранойи сферы ада. Тем не менее человеческая психология обычно оказывается прочно укоренившейся в одной сфере. Эта сфера представляет нам возможность особого рода заблуждения, дает способ занять и развлечь себя, чтобы не оказаться лицом к лицу с нашей фундаментальной неуверенностью, с глубочайшим страхом возможности понимания, что мы не существуем. .

Основное качество сферы богов – это неподвижность психики, всевозможные виды медитативной поглощенности, которая основана на эго на подходе духовного материализма. В такой медитационной практике медитирующий утверждает самого себя благодаря застреванию на каком-то объекте. Частный предмет медитации, каким бы глубоким он ни казался, переживается в виде плотного образования, не обладающего прозрачностью. Эта практика медитации начинается с колоссального объема подготовки, так называемого «саморазвития». В действительности же цель такой практики -- не столько в том, чтобы создать некоторое прочное место пребывания, сколько в том, чтобы создать самоосознание, концентрирующегося. Здесь налицо огромное самоосознание, и, безусловно, оно укрепляет уверенность в существовании медитирующего.
Если вы преуспели в такой практике, вы действительно получаете весьма драматические результаты. Вы можете переживать необыкновенно яркие видения или звуки, приносящие вам вдохновение, видимость глубоких состояний, физическое и умственное блаженство. Можно пережить всевозможные «изменения состояния сознания» или создать их благодаря усилиям самосознающего ума. Но все эти переживания поддельны; это как бы цветы или пластика, искусственные, сфабрикованные на конвейере.
Мы могли бы утвердится также в какой-нибудь особой технике, например, повторении мантры или визуализации. Вы не вполне поглощены этой мантрой или визуализацией, но все же это вы создаете психические образы, вы повторяете мантру. Такая практика, основанная на «мне», на том, что «я делаю это», опять-таки представляет собой развитие самоосознания.

Сфера богов воспринимается благодаря грандиозной борьбе, она создается из страха и надежды. Боязнь неудачи и надежда на успех приносят новые и новые образы, доводя все это до наивысшего размаха. В данное мгновение вы полагаете, что вот-вот добьетесь своего, а в следующее - вы уже думаете, что вас ждет падение. Смена этих крайних состояний производит огромнейшее напряжение. Успех или неудача невероятно важны для нас: «Мне конец», или «это достижение доставило мне высочайшее наслаждение!».

В конце концов мы приходим в такое возбуждение, что начинаем терять ориентиры своих надежд и страхов. Мы теряем всякое понимание, где находимся и что делаем. И затем происходит внезапная вспышка, в которой страдание и удовольствие сливаются в полной мере, и нам становится ясно, что наше медитативное состояние покоится на эго. Такой прорыв, такое колоссальное достижение! Наслаждение начинает пропитывать всю нашу нервную систему психологически и физически. Нам более не нужно беспокоиться о надежде или страхе. И мы вполне способны поверить тому, что это постоянное достижение просветления или единства с Богом. В такое мгновение все, что мы видим, представляется исполненным красоты и любви; даже самые уродливые ситуации кажутся небесными. Все неприятное и агрессивное становится прекрасным, потому что мы достигли единства с эго. Иными словами, эго потеряло рассудок. Это абсолютное наивысшее достижение заблуждения, глубина незнания – и оно чрезвычайно могущественно. Это своеобразная атомная бомба в духовной области, которая обладает само разрушающими качествами по отношению к понятиям сострадания, общения, выхода из рабства эго. Весь подход к сфере богов состоит во все большем уходе внутрь, в сознании все большего числа цепей, которыми мы связываем самих себя. Чем дальше мы развиваем свою практику, тем большее рабство создаем для себя. В писании проводится аналогия шелкового червя, который опутывает себя собственной шелковой нитью, пока наконец не задохнется.
Здесь мы рассматриваем один из двух аспектов сферы богов – само разрушающее искажение духовности, превращение ее в материализм. Однако версия материализма в сфере богов может также применяться в так называемых мирских заботах, в поисках высочайшего душевного и физического наслаждения, в попытках утвердиться во всевозможных соблазнам: богатстве, красоте, славе, добродетели, в чем угодно. Сам подход всегда ориентирован на наслаждение в смысле сохранения эго. Для обители богов характерна утрата всякого различия между надеждой и страхом. Это состояние может быть доступно как в понятиях чувственных устремлений, так и в понятиях духовности. В обоих случаях для достижения такого необыкновенного счастья мы должны забыть о том, кто это ищет, забыть о том, какова наша цель. Если наш честолюбивый замысел выражается в понятиях мирских устремлений, мы вначале ищем счастья, но затем начинаем наслаждаться самой борьбой ради этого счастья, начинаем как бы отдыхать во время такой борьбы. На полпути к достижению абсолютного блаженства и комфорта мы начинаем отступать и извлекать максимум из самой ситуации. Борьба становится приключением, а затем и отдыхом, праздником. Мы все еще находимся в своем захватывающем странствии к конечной цели, но в то же время считаем каждый шаг на этом пути чем то вроде праздника.

Таким образом, сфера богов сама по себе не особенно болезненна. Страдание приходит вследствие конечного освобождения от иллюзий. Вы думаете, что достигли состояния постоянного блаженства, духовного или мирского; вы пребываете там. Но неожиданно что-то вызывает у вас потрясение, и вы понимаете, что ваше достижение не будет длиться вечно. Блаженство становится неустойчивым, все менее постоянным; у вас начинает вновь появляется мысль о том, как его сохранить. По мере того, как вы стараетесь снова втиснутся в состояние блаженства, кармическая ситуация привносит раздражающие помехи, и на какой-то стадии вы теряете веру в постоянство этого состояния. Возникает внезапное потрясение; вы чувствуете себя обманутыми, чувствуете, что не в состоянии вечно оставаться в этой «обители богов». Таким образом, когда кармическая ситуация вызывает у вас потрясение и создает чрезвычайные обстоятельства, с которыми вы оказываетесь тесно связаны, весь процесс превращается в глубочайшее разочарование. Вы осуждаете себя и того человека, который ввел вас в сферу богов, как и то, что вывело вас из нее. Внутри вас растут гнев и досада, потому что вы считаете себя обманутыми. Вы подключаетесь к другому виду отношения к миру, к другой сфере. Это и называется «постоянный круг», «водоворот»; это океан заблуждения, который волнуется вновь и вновь, и так без конца.

Поглощенность собой

(т. е. собственным эго)
Шесть сфер поглощения:

1. Сфера богов - неподвижность психики;
2. Сфера завистливых божеств - паранойя;
3. Сфера людей - страсть;
4. Сфера животных - глупость;
5. Сфера голодных духов - нищета
6. Сфера ада - гнев.

6 сфер эгодеятельности названы «обителями», в том смысле, что мы пребываем внутри отдельной версии реальности. Мы очарованы устойчивым, знакомым окружением, знакомыми желаниями и стремлениями так, чтобы нас охватило безграничное смятение из-за пустоты ума. Мы цепляемся за свои привычные стереотипы, потому что смятение растворяет в пустоте единственно знакомую для нас почву и разрушает способ занять себя. Мы боимся лишиться своей безопасности и своих развлечений, мы боимся выйти в открытое пространство, боимся вступить медитативное состояние ума. Перспектива состояния пробужденности оказывается слишком беспокойной, ибо мы не знаем, как держаться в этом состоянии; поэтому мы предпочитаем освобождению держаться в этом состоянии и возвращаемся обратно в свою тюрьму. Смятение и страдание становятся нашим заклятием, зачастую весьма безопасным и приятным.
Эти 6 сфер представляют, по преимуществу, эмоциональную настроенность по отношению к самому себе, к своему окружению, окрашенную и усиленную мысленными объяснениями, операциями рассудка. Как человеческие существа, за день мы можем пережить эмоции всех сфер - от гордости, свойственной сфере богов, до ненависти и паранойи сферы ада. Тем не менее, человеческая психология обычно оказывается прочно укоренившейся в одной сфере. Эта сфера представляет нам возможность особого рода заблуждения, дает способ занять и развлечь себя, чтобы не оказаться лицом к лицу с нашей фундаментальной неуверенностью, с глубочайшим страхом возможности понимания, что мы не существуем.

СФЕРА БОГОВ (1)


Неподвижность психики

Основное качество сферы богов - это неподвижность психики, всевозможные виды медитативной поглощенности, которая основана на эго, на подходе духовного материализма. В такой медитации медитирующий утверждает самого себя благодаря заострению внимания на каком-то объекте. Частный предмет медитации, каким бы глубоким он не казался, переживается в виде плотного образования, не обладающего прозрачностью. Эта практика медитации начинается с колоссального объема подготовки, так называемого «саморазвития». Действительно же цель такой практики не столько в том, чтобы создать некоторое прочное место пребывания, сколько в том, чтобы создать самоосознание концентрирующегося. Здесь налицо огромное самоосознание, и, безусловно, оно укрепляет уверенность в существовании медитирующего.
Если вы преуспели в такой практике, то действительно получаете весьма драматические результаты. Вы можете переживать необыкновенно яркие видения или звуки, приносящие вам вдохновение, видимость глубоких состояний, физическое и умственное блаженство. Можно пережить всевозможные и измененные состояния сознания или создавать их благодаря усилиям самоосознающего ума. Но все эти переживания поддельны; это как бы цветы из пластика, искусственные.
Мы могли бы утвердиться так же в какой-нибудь особой практике, например, повторении мантры или визуализации. Вы не вполне поглощены этой мантрой или визуализацией, но все же это вы создаете психические образы, вы повторяете мантру.
Такая практика, основанная на «мне», на том, что «я делаю это», опять таки представляет собой развитие самоосознания.

Сфера богов воспринимается благодаря грандиозной борьбе, она создается из страха и надежды. Боязнь неудачи и надежда на успех приносят новые и новые образы, доводя все это до наивысшего размаха. В данное мгновение вы полагаете, что вот-вот добьетесь своего, а в следующее - вы уже думаете, что вас ждет падение. Смена этих крайних состояний производит огромнейшее напряжение. Успех или удача невероятно важны для нас: «Мне конец, или «Это достижение доставило мне высочайшее наслаждение!»

В конце концов мы приходим в такое возбуждение, что начинаем терять ориентиры своих надежд и страхов. Мы теряем всякое понимание, где находимся и что делаем. Затем происходит внезапная вспышка, в которой страдание и удовольствие сливаются в полной мере, и нам становится ясно, что наше медитативное состояние покоится на эго. Такой прорыв, такое колоссальное достижение! Наслаждение начинает пропитывать всю нашу нервную систему психологически и физически. Нам более не нужно беспокоится о надежде или страхе. И мы вполне способны, поверить тому, что это постоянное достижение просветления и единства с Богом. В такое мгновение все, что мы видим, представляется исполненным красоты и любви; даже самые уродливые ситуации кажутся небесными. Все неприятное и агрессивное становится прекрасным, потому что мы достигли единства с эго. Иными словами наше эго потеряло рассудок. Это абсолютное наивысшее достижение заблуждения, глубина незнания - и оно чрезвычайно могущественно.
Это атомная бомба в духовной области, которая обладает саморазрушающими качествами по отношению к понятиям сострадания, общения, выхода из рабства эго. Весь подход к сфере богов состоит во все большем уходе во внутрь, в создание все большего чиста цепей, которыми мы связываем самих себя. Чем дальше мы развиваем свою практику, тем большее рабство создаем для себя. В писаниях приводится аналогия шелкового червя, который опутывает себя собственно шелковой нитью, пока наконец не задохнется.

Здесь мы рассматриваем один из двух аспектов сферы богов - саморазрушающее искажение духовности, превращение ее в материализм. Однако версия материализма в сфере богов может так же применяться в так называемых мирских заботах, в поисках высочайшего душевного и физического наслаждения в попытках утвердиться во всевозможных соблазнах: богатстве, красоте, славе, добродетели, а так же в чем угодно. Сам подход всегда ориентирован на наслаждение, в смысле сохранения эго. Для обители богов характерна утрата всякого различия между надеждой и страхом. Это состояние может быть достигнуто как в понятиях чувственных устремлений, так и в понятиях духовности. В обоих случаях для достижения такого необыкновенного счастья мы должны забыть о том, кто это ищет, забыть о том, какова наша цель. Если наш честолюбивый замысел выражается в понятиях мирских устремлений, мы вначале ищем счастья, но затем начинаем наслаждаться самой борьбой ради этого счастья, начинаем как бы отдыхать во время такой борьбы. На полпути к достижению абсолютного блаженства и комфорта мы начинаем отступать и извлекать максимум из самой ситуации. Борьба становится приключением, а затем и отдыхом, праздником.
Сфера богов сама по себе не очень болезненна. Страдание приходит вследствии конечного освобождения от иллюзии.
Постоянного блаженства нет, мыслями мы пытаемся вернуть себе это состояние, но ничего не получается.

По мере того, как вы стараетесь снова втиснуться в состояние блаженства, кармическая ситуация привносит раздражающие помехи, и на какой-то стадии вы теряете веру в постоянство этого состояния.
Возникает потрясение. Вы чувствуете себя обманутыми, что вы не в состоянии оставаться вечно в этой «обители богов».

Весь процесс превращается в глубочайшее разочарование. Вы осуждаете себя и того человека, который ввел вас в сферу богов, как и то, что вывело вас из нее. Внутри вас растут гнев и досада, потому что вы считаете себя обманутыми.
Вы подключаетесь к другому виду отношения к миру, к другой сфере. Это и называется «самсара», буквально - «постоянный круг», «водоворот»; это океан заблуждения, который волнуется вновь и вновь, и так без конца.

СФЕРА ЗАВИСТЛИВЫХ БОЖЕСТВ (2)


Паранойя

Преобладающая черта следующей сферы, сферы завистливых божеств - это паранойя.

Если вы попытаетесь помочь каким-либо людям, обладающих психикой завистливого божества, они истолкуют ваше действие как попытку подавить их самостоятельность, проникнуть на их территорию. А если вы решите не помогать им, они истолкуют ваше поведение как эгоистическое: вы, по их мнению, ищите для себя покоя. Если же вы предоставите им обе возможности, они решат, что вы насмехаетесь над ними. Психика завистливых божеств вполне разумна: она видит все скрытые уголки. Вы думаете, что общаетесь с таким божеством прямо и непосредственно, а на самом деле он смотрит на вас из-за вашей спины. Эта интенсивная паранойя сочетается с чрезвычайной аккуратностью и действенность, которая внушает обладателю защитную форму гордости. Психика паранойи ассоциируется с ветром: такой человек торопится, старается достичь всего и там и тут, избегнуть всякой возможности подвергнуться нападению. Он постоянно стремится достичь чего-то более высокого, более великого. Поэтому ему приходится высматривать любую возможную ловушку. Нет времени для подготовки действия, для того, чтобы самому быть готовым претворить действие в практику. Он действует без всякой подготовки; появляется ложная спонтанность, обманчивое чувство свободы действий.

Демоническая психика, как еще часто называют сферу завистливых божеств, большей частью занята сравнениями. В постоянной борьбе за сохранение безопасности, ради достижения чего-то большего, вы нуждаетесь в ориентирах, отметках на схеме движения для определения положения оппонента и возможности измерить собственный прогресс. Такой человек рассматривает жизненные ситуации как игровые, в том смысле, что в них существует он сам и противники. Он постоянно занят собой и ими, собой и друзьями, разными аспектами собственной личности. Он подозрительно заглядывает во все углы и видит в них угрозу; ему необходимо вглядываться в каждый угол и вести себя крайне осторожно. Но вот осторожности он, как правило, и не проявляет, не скрывает и не маскирует самого себя. Он очень прям, охотно выступает в открытую и сражается, если существует хоть какая-то проблема, если видит против себя интригу, какой-либо кажущийся заговор. Он просто выступает и сражается с противником, ведет себя откровенно, пытаясь разоблачить заговор. Выходя в открытое пространство и непосредственно подходя к ситуации, он в тоже время не доверяет полученным от этой ситуации сигналам, не обращает на них внимания. Он отказывается учиться чему бы то ни было от других людей, ибо смотрит на каждого человека как на врага.

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ СФЕРА (3)


Страсть

Страсть занимает главное место в человеческой сфере. Страсть оказывается разумным видом желания, в котором логический рассудочный ум всегда отрегулирован для создания наслаждения. При этом имеется острое чувство отдельности приятных объектов от самого носителя переживания, в результате чего возникает чувство утраты, нищеты, которое часто сопровождается болезненной пустотой и грустью. Вы чувствуете, что только приятные объекты способны принести вам покой и счастье, но в то же время чувствуете свое несоответствие ситуации, вы недостаточно сильны или недостаточно магнетичны, чтобы эти приносящие удовольствие объекты соответственно притягивались к вам, на вашу территорию. Тем не менее вы активно пытаетесь притянуть их. Часто это приводит к критическому отношению к другим людям. Вы хотите силой магнетизма создать лучшие качества, самые удобные, утонченные и благоприятные ситуации.

Этот вид притяжения отличен от недостаточно избирательного и разумного, который свойственен сфере завистливых божеств. По сравнению с ним человеческая сфера заключает в себе высокую степень избирательности и беспокойства. Существует так же острое чувство обладания собственной идеологией и собственным стилем; при этом отвергается все, что относится к чужому стилю. Вы должны во всем сохранять равновесие; вы критикуете и осуждаете людей, которые не соответствуют вашим стандартам. Или же на вас может произвести впечатление какой-нибудь человек, воплотивший ваш стиль или превзошедший вас в достижении этого стиля, кто-то, обладающий большим умом, очень тонким вкусом, ведущий приятную жизнь и имеющий вещи, которые хотелось бы иметь вам. Это может быть историческая или мифическая фигура, или кто-либо из ваших современников, оказавших на вас сильное влияние, ибо он являет собой вполне законченный тип, и вам хотелось бы обладать его качествами. Здесь дело не в том, что вы просто завидуете другому лицу; вы желаете притянуть это лицо на свою территорию. Это честолюбивый род зависти, при котором вам хочется сравняться с каким-то другим человеком.
Сущность психики человеческой сферы заключается в стремлении достичь какого-то высокого идеала. Часто у тех, кто находится в этой сфере, могут возникать видения Христа, Будды, Учителя или других исторических фигур, который в силу своих достижений имеют для таких людей колоссальное значение. Эти великие персонажи притягивали все, о чем только можно подумать: славу, силу, мудрость. Если бы они захотели стать богатыми, они могли бы это сделать в силу своего огромного влияния на других. И вам хотелось бы походить на них. Не обязательно быть лучше их, но хотелось бы сравняться с ними. Часто в своих видениях люди отождествляют себя с великими политиками, государственными деятелями, поэтами, живописцами, музыкантами и. т. д. Существует особая героическая поза, стремление создавать монументы, построить величайший, крупнейший исторический памятник. Этот героический подход основан на чарующей силе того, чего нам не достает. Когда вы слышите о ком-то, кто обладает замечательными качествами, вы смотрите на него как на значительную личность, а на себя как на незначительную. Такое постоянное сравнение и выбор порождает нескончаемый поток желаний.
Человеческая психика обращает особое внимание на знание, ученость и образованность, на собирание всевозможной информации и мудрости. В человеческой сфере наиболее активным оказывается интеллект. В вашем уме существует такое интенсивное движение вследствии коллекционирования огромного количества предметов и планирования бесчисленных проектов. Главный принцип человеческой сферы заключается в том, что мы застреваем в обширном потоке дискурсивных мыслей. Вы настолько заняты мышлением, что вообще не в состоянии чему-нибудь учиться. Постоянное прокручивание идей, планов, галлюцинаций и мечтаний - эта психика совершенно отлична от сферы богов. Там вы целиком поглощены состоянием блаженства, своеобразным чувством само удовлетворенности. В сфере зависимых богов вы совершенно опьянены соревнованием: поэтому меньше возможностей для возникновения размышлений, ибо ваши переживания столь сильны, что подавляют, гипнотизируют все. В случае человеческой сферы возникает множество мыслей. Интеллектуальный или логический ум становится гораздо более мощным, так что человек весь охвачен возможностями притяжения новых ситуаций.
Таким образом он старается захватить новые идеи, новые стратегии, подходящие истории, цитаты из книг, значительные случаи из своей жизни и так далее; его ум становится переполненным мыслями. Постоянно действует мощная обратная связь с подсознанием, гораздо большая, чем в других сферах.

Это весьма интеллектуальная сфера, весьма занятная и беспокойная. Психический склад человека обладает меньшей гордостью, чем психика других сфере. В других сферах вы находите себе какое-нибудь занятие, которое поглощает вас и приносит вам удовлетворение, тогда как в человеческой сфере такого удовлетворения нет. Здесь имеет место непрерывное искание, постоянные поиски новых ситуаций или старание улучшить существующие. Это наименее приятное состояние ума, потому что здесь страдание не считается испытанием, оно скорее является постоянным напоминанием о порожденных их амбициях.

ЖИВОТНАЯ СФЕРА (4)


Глупость

Описание разнообразных сфер указывает на тонкие но достаточно явные различия в способе поведения индивидуумов в повседневной жизни, в том, как они ходят, разговаривают, пишут письма, как они читают, едят, спят и т. п. Каждый склонен к развитию особого стиля, свойственного ему одному. Если мы слышим магнитофонную запись своего голоса или увидим себя на экране телевидения, то часто оказываемся шокированными своим стилем, поскольку его видит и кто-то другой. Он ощущается нам в высшей степени чуждым. Обыкновенно мы находим точку зрения других людей вызывающей раздражение, стесняющей.

Слепота к своему стилю, к тому, какими нас видят другие, бывает наиболее острой в животной сфере. Я не говорю о том, что человек буквально вновь рождается животным; я говорю о животном качестве ума, об особой психике, которая упрямо лезет вперед к установленной заранее цели. Животная психика очень серьезна; она превращает в серьезное занятие даже юмор. Сознательно стараясь создать дружелюбную обстановку, какой-нибудь человек станет отпускать шутки или попытается быть внимательным, задушевным или просто умным. Однако животное по-настоящему не улыбается и не смеется; животным свойственно просто поведение. Они могут просто играть, но подлинный смех для них необычен; они, пожалуй, способны издавать дружеские звуки или производить приветственные жесты, однако тонкость чувства юмора им недоступна. Животная психика смотрит прямо перед собой; кажется, будто глаза животного ограничены шорами. Оно никогда не смотрит направо или налево, а с величайшей искренностью идет прямо вперед, стараясь достигнуть следующей подходящей ситуации, постоянно пытается приспособить ситуацию, заставить ее соответствовать своим ожиданиям.

Сфера животных ассоциируется с глупостью; иными словами - это предпочтение следовать правилам общепринятых уловок, не внося никаких изменений. Конечно, вы можете влиять на свое восприятие любой данной уловки, но в действительности вы при этом лишь следуете своему инстинкту, просто идете за ним. У вас имеется некоторое скрытое или тайное желание, которое вам хотелось бы превратить в действие, так что, когда вы встречаетесь с препятствием, с раздражающим вас факторами, вы просто идете вперед и добиваетесь своего, чего-то для вас доступного, а если при этом на пути оказывается что-то пригодное, вы стараетесь воспользоваться им. Невежество, глупость животной сферы происходят из до смерти честного, серьезного склада психики, совершенно отличного от запутанности основного неведения первой сферы. В животном поведении вы имеете определенный стиль отношения к себе и отказ видеть этот стиль с других точек зрения; подобная возможность совершенно не допускается. Если кто-то нападает на вас или бросает вызов вашей неуклюжести, вашему неискусному подходу к ситуации, вы находите способ оправдать себя, находите доводы, чтобы сохранить уважение к себе. Вы не заботитесь о верности Истине, пока этот обман удается поддерживать перед лицом других. Вы гордитесь тем, что оказываетесь достаточно умны и удачно лжете. Если на вас нападают, если вас затрагивают и критикуют, вы автоматически находите ответ. Такая глупость может быть очень умной; это невежество, глупость лишь в том смысле, что вы не видите окружающей вас обстановки, но если вы что-то видите, - так это только свою цель и только средства и только средства к ее достижению; вы изобретаете всевозможные изменения, всевозможные доказательства того, что вы поступили правильно. Животная психика до крайности упряма; но это упрямство может быть так же весьма хитроумным, вполне искусным и изобретательным, - однако без какого-либо чувства юмора. В конечном счете, чувство юмора - это свободный способ взаимоотношения с жизненными ситуациями в их полной абсурдности; это умение видеть вещи ясно, - в том числе и самообман, - видеть все без шор, без преград, без оправданий. Обладать юмором - значит быть открытым, видеть всеохватывающим зрением, не пытаясь ослабить напряжение. Пока юмор используется в качестве способа ослабить напряжение, самоосознание или давление, он остается юмором животной сферы, и в действительности остается чрезвычайно серьезным. Это последнее чувство ни что иное как способ искать опору. Таким образом, сущность животного склада психики - старается исполнить свои желания с крайней честностью, искренностью и серьезностью. По традиции этот прямой и посредственный способ взаимоотношений с окружающим миром символизируется образом свиньи. Свинья не смотрит ни вправо ни влево, а только хрюкает и пожирает все, что находится у нее перед носом; она движется вперед и вперед, ничего не различая, - свинья весьма искреннее существо.
Имеем ли мы дело с простыми задачами домашней жизни или с чрезвычайно усложненными интеллектуальными проблемами, мы можем обладать животным стилем поведения. Не важно, что свинья ест - дорогие сладости или помои - важно, как она ест. Животная психика в ее крайних проявлениях привязана к самодостаточному и самооправдывающему кругу деятельности. Вы не способны реагировать на стимулы, посылаемые вам окружением. Вы не видите своего отражения в зеркале других людей. Возможно, вы заняты крайне интеллектуальными вопросами, но стиль остается животным, поскольку здесь нет чувства юмора, нет пути отдачи или открытости. Существует постоянная потребность двигаться вперед, от одной вещи к другой, невзирая на неудачи и препятствия, -подобно танку, который двигаясь вперед, сокрушает все на своем пути. Вы можете двигаться по человеческим телам или сквозь разрушенные вами здания, объекты - вас это не тревожит - вы идете вперед.

СФЕРА ГОЛОДНЫХ ДУХОВ (5)


Нищета

В сфере голодных духов, мы постоянно заняты процессом расширения, приобретения богатства, процессом поглощения. В глубине своей вы чувствуете себя бедным. Вы не способны реализовать претензии на такое существование, какое бы вам хотелось вести. Все то, что вы ищите, вы используете как подтверждение права на свою гордость; но этого никогда не бывает достаточно, всегда на лицо некоторое чувство неадекватности, несоответствия.

Психика нищеты по традиции символизируется образом голодного духа - с крошечным ртом, с глазами размером с иголочку, с тонкой шейкой и горлом, с костлявыми руками и ногами и гигантским животом. Его рот и шея слишком узки, чтобы дать возможность пройти сквозь них такому количеству пищи, которое было бы достаточно для огромного брюха. Поэтому он всегда голоден. И борьба за то, чтобы удовлетворить его голод, очень болезненна, поскольку трудно проглотить то, что он ест. Разумеется пища символизирует все, что вы можете пожелать: дружбу, любовь, богатство, одежду, секс, силу - все что угодно.

В этой сфере вы смотрите на все, что появляется в вашей жизни, как на пищу, пригодную для поглощения. Даже видя падающий осенний лист, вы усматриваете в нем свою добычу. Вы уносите его домой, или фотографируете, или пишите картину, фиксируете в своих воспоминаниях каким он был красивым. Если вы покупаете бутылку лимонада, то испытываете жажду даже тогда, когда распаковываете и слышите звук напитка, льющегося из бутылки в стакан, это дает вам восхитительное ощущение чувства жажды. Наконец вы проглотили все - это такое достижение! Вы превратили мечту в реальность! Но спустя некоторое время вы снова становитесь беспокойны, снова ищите что ни будь пригодное для поглощения. Вы постоянно ощущаете голод, стремление к новым развлечениям - духовным, интеллектуальным, интеллектуальным, чувственным и т. д. В интеллектуальной области вы можете почувствовать свою неадекватность и решить напрячь все силы, слушать всякие содержательные и глубокомысленные советы, читать глубокие мистические произведения. Вы поглощаете одну идею за другой, стараетесь записывать их, придать им прочность, сделать реальными. Всякий раз, чувствуя голод, вы открываете свою записную книжку, или просто книгу с удовлетворяющими вас идеями.
Когда вы утомлены, страдаете бессонницей или находитесь в подавленном состоянии, вы открываете свои книжки, читаете заметки, выписки, размышляете над ними, черпаете в них успокоение.

Некоторые из вас черпают успокоение от занятий сплетнями, бесконечной болтовней по телефону или всевозможными играми: компьютерными, спортивными и т. д. Но однажды все это становится повторением. Вам хочется опять повстречаться со своими учителями, друзьями, играми или найти себе новых. Еще раз съездить в новый ресторан, магазин, театр или еще куда-нибудь. Но иногда вам что-то мешает совершить такое путешествие: заболел ребенок, кто-то умирает, вам нужно заняться неотложным делом, нет денег и т. д. И чем больше вы хлопочите, тем сильнее ваше желание, тем острее вы понимаете что не в состоянии получить желаемого, а это очень болезненно.
Болезненно как бы повиснуть в воздухе в неосуществленном желании, постоянно стремясь к его удовлетворению. Но если вы даже и достигните цели, - возникнет разочарование: вы как бы задавлены, наполнены данным желанием до такой степени, что нечувствительны к другим стимулам. Вы стараетесь удержать свои владения, остановиться на них, но через некоторое время тяжелеете, становитесь онемевшими, неспособными оценить что-либо. Вам хотелось бы снова стать голодным, что бы было можно снова наполнить себя. Итак, удовлетворите вы свое желание или будете воздерживаться и продолжать бороться, - в обоих случаях вас ждет разочарование.