ПЧЕЛКА - БЕЛАЯ ЗАРЯ




На солнечной полянке, усыпанной множеством ярких, душистых цветов, жил рой пчел. Каждое утро эти неутомимые труженицы вылетали из своего уютного улья, навстречу солнышку; радостно приветствуя наступивший новый день. И приступали к сбору нектара, заботливо облетая свои владения, проверяя каждый из цветов, перенося пыльцу из одного растения на другое, чтобы в будущем цветы дали, им еще более сочный нектар.

Работы было много, день казался коротким. Пчелы беспокоились, ведь скоро наступят холода; а меду собрано недостаточно, чтоб пережить лютую зиму и не умереть с голоду. Да и детей должно прибавиться, вон сколько личинок произвела их матка.

Но не только это беспокоило рой пчел. Одна из личинок была какая-то непохожая на других. И цвет не тот, и вес побольше. Какая то странная пчела должна получиться, а что она принесет рою - беду ли, радость ли, кто его знает.

Гул на полянке увеличивался, пчелы спорили между собой, иногда забывая о своей работе. Некоторые предлагали выбросить личинку из сот, другие советовали посмотреть, что из нее получится. И когда волнение их возросло до не вероятного шума, всей гурьбой они решили отправиться к матке, пусть она решит, что делать с личинкой.

Матка, выслушав их волнение, сказала: "Что беспокоиться раньше времени, пчела появится не раньше зимы, и если она окажется бесполезной для роя пчелой, мы выгоним ее из улья, а жизнь сама распорядится ее судьбой". На том и порешили.

Волнения утихли, пчелы принялись за работу, но всякий раз по возвращении в улей, каждая из них не упускала случая подлететь к соте с таинственной личинкой.

Время шло, меду было набрано достаточно много, даже пришлось строить новые кладовые, такой обильный урожай выдался. Наступили холода.

Пчелы заделали воском все входы и выходы, чтоб холод и снег не проник в их уютный улей. Теперь они могли заняться личинками, которые быстро росли и все время хотели есть. Пчелы не успевали приносить им очередную порцию меда, как тут же нужно было лететь за следующей долей. Личинок было много, пчелы выбивались из сил, и иногда тихий ропот пробегал по улью.

Никому не хотелось ухаживать и заботиться за странной личинкой, которая больше других требовала к себе внимания, и, как им казалось, незаслуженно. Некоторые пчелы старались пропустить время кормления личинки, и иногда она в течение дня не получала ни единой порции меда. Все пчелы в тайне надеялись, что она умрет, и забота о ней сама собой отпадет.

Но личинка не смотря ни на что, жила, развивалась, росла и в один из самых морозных дней преобразилась в красивую белую пчелу. Возмущению пчел не было конца.

Как она смела появиться, она должна умереть, ведь она белая - кричали одни.

Какое она имела право быть такой красивой, белоснежной, пушистой, с огромными голубыми глазами. Мы не такие, у нас цвет солнца и земли, а у нее цвет утренней зари. Белая Заря, Белая Заря - возмущались другие.

Она не наша, чужая, мы ее кормили, а она смотрите, какая стала. Выгнать ее, изгнать из роя, она принесет беду нашему племени, еще чего доброго она наметит себе убить нашу матку и стать во главе роя. Не позволим, изгнать, убить, на мороз ее, пусть замерзнет - жужжали остальные. И возмущенный рой предстал перед своей повелительницей маткой с вопросом о судьбе несчастной белой пчелы.

Матка долго размышляла над случившимся. Ее удивляло то обстоятельство, что как она могла произвести на свет столь странное существо. Она никогда не слышала ничего подобного.

Но что же делать, а может и вправду, как говорят рабочие пчелы, Белая Заря, захочет завладеть ульем и роем. Еще не известно, какую силу она имеет, сумеет ли матка справиться с ней. Сейчас то еще не страшно, но когда Заря окрепнет?

Но матка была матерью, убить собственное дитя не представлялось ей возможным. Но что делать, пчелы бунтуют. И тогда она приняла решение отгородить часть улья, в самом дальнем верхнем углу, где проникал холод, перенести туда немного еды и закрыть там белую пчелу до прихода весны, а после выпустить ее на все четыре стороны и не принимать ее в рой. Решение было принято и к радости роя исполнено.

Трудолюбивые пчелы тщательно заделали все дыры на верхнем этаже, перенесли туда часть меда и вытолкали несчастную в ее тюрьму, заделав основательно за ней дверь.

Все были счастливы, рой праздновал победу. И только Белая Заря тихо плакала, не понимая, в чем она провинилась, за что ее изгнали, почему матка не защитила ее, и что еще ждет ее впереди. Мир казался пчелке злым и несправедливым.

А ей так хотелось вместе со всеми пчелами радоваться, трудиться и жить в единой заботе о благополучии семьи, растить личинок, собирать мед, строить соты. Но, жизнь распорядилась по-своему, делать было нечего, нужно было жить, как, она еще не знала, не умела, но не это страшило ее. Она была жива, здорова, еды, если экономить, хватит, а как только наступит весна, она улетит из этого, улья и поищет себе новый дом.

Больше всего на свете белая пчелка боялась одиночества. Из-за стены раздавался невнятный гул пчел, никому до нее не было дела. Зорьке было страшно и холодно. Во всем мире, как ей казалось, она была одна, выброшена роем, только лишь за то, что родилась.

Дни проходили мучительно долго. И, чтобы как-то скоротать время, Зорька весь день спала, только лишь бы не слышать жужжания за стеной, которое навевало на нее тоску одиночества.

Ночью, когда наступала тишина в улье, белая пчелка, проделывала дырочку в потолке своего жилища и во все глаза с восхищением смотрела на звездное небо.

Иногда небо было темным и грозным, шумел ветер, падал снег. Это были самые печальные минуты в ее жизни. Но вскоре опять появлялись звезды, и как завороженная Зорька смотрела на их мерцание, забыв обо всем на свете. В ее душе светились только звезды, а все остальное, тихо ушло из ее жизни: и обида, и рой с его жестокостью, и ее вынужденное одиночество.

Белая Зорька мечтала, что, как только придет весна, она обязательно полетит к звездам, там наверно ее дом, иначе почему ее сердечко тянется к звездам, не потому ли, что там живет ее душа?

Особенно влекла к себе белую пчелку - Утренняя Заря, на которую Зорька была похожа, как жужжали пчелы. Это обстоятельство, хотя и вызвало со стороны роя взрыв возмущения, и последовавшее затем наказание, но для Зорьки казалось самим таинственным и загадочным в ее жизни.

Пчелы забыли о ее существовании очень быстро, так как работы было много, и некогда было забивать себе голову ненужными вопросами о какой то Белой Заре.

Изредка, только лишь матка вспоминала о своей странной пчелке, но, в тоже время злилась на нее за то, что ей пришлось так жестоко поступить с ней. И эта злость все увеличивалась, сменяя жалость в сердце матки на ненависть.

Повелительница с ожесточением думала теперь, что сама выгонит Зорьку из дому. и пусть умрет в одиночестве. Никто не позволит ей собирать нектар из цветов, растущих на полянке, и она погибнет от голода, дождей и холода. Ведь не может пчела жить без роя, меда и тепла улья.

Матка с нетерпением ждала прихода весны. Если бы не рой, она сейчас же и расправилась бы с ней. Но пчелы не поймут ее поведения и могут убить ее, решив, что матка так же жестоко может поступить и с остальными пчелами.

Тем более, что ожидается рождение новой матки и рой будет принимать решение - оставить ее править, или заменить другой маткой. Уже однажды рождалась матка, но пчелы выгнали ее, поверив своей правительнице в неспособности молодой матки приносить здоровое потомство. Теперь, пока пчелы забыли о Белой Зорьке, стоит ли им напоминать о ее существовании, и о том, что это она - матка, породила столь странное существо.

Да, нужно выждать, когда рой расправится с молодой маткой, а вот тогда я и посчитаюсь с Зарей, доставившей рою столько хлопот, а мне столько беспокойства. На этом матка и успокоилась.

Дни сменяли ночи, месяц следовал за месяцем и вот, наконец, наступила долгожданная весна. Снег таял, и тысячи ручейков весело разбегались по полянке, заполняя все кругом веселым журчанием. Из дальних стран возвращались домой теплолюбивые птицы. Кипела работа, строились гнезда, птицы готовились к насиживанию потомства. Деревья просыпались и на их ветках распускались пушистые почки. А из-под тающего снега пробивалась ярко-зеленая травка.

Всюду стоял шум, гам, перезвон, слышалось радостное пение птиц, звери выходили из своих зимних убежищ и отправлялись на поиск пищи, и все в природе вертелось, кружилось, пело. Ярко светило солнце, согревая озябшую природу. И как первая благодарность, согретой и проснувшейся матери-земли - появились подснежники.

Пчелы тоже не замедлили раскрыть свои ульи и радостной гурьбой, весело, с жужжанием, ринулись на полянку.

Все забыли о Белой Зорьке, и, что только она одна не может выйти из своего убежища, так как закрыты и крепко заделаны все входы и выходы ее тюрьмы. Никто и не вспомнил о ее существовании.

А меж тем Белая Зорька спала и ничего не слышала. Уже давно время поменялось для нее, ночь была ее спутницей, а день не существовал в ее жизни, так как он стал временем ее сна.

Только матка ждала своего часа. Тихо прокралась она к выходу и незаметно подобралась к вершине улья. Быстрыми, лихорадочными движениями, матка разбросала вход в жилище Белой Зорьки, и даже не заглянув в помещение, стремительно вернулась на свое место, боясь, как бы кто не заметил ее отсутствия.

На спящую Белую Зорьку упал луч света. Она проснулась, не понимая, что же происходит. Откуда такой яркий и обжигающий свет, что это?

Над головой виднелось голубое небо, яркое, чистое, бесконечно глубокое. Инстинктивно Зорька потянулась к свету, теплу, раздающемуся гаму, веселью, и, оказалась на улице.

На нее обрушилась целая гамма всевозможных звуков, красок. Невероятных форм растения - деревья, кусты, травка. А животные, птицы, что это?

Неужели весна пришла и принесла с собой все это, такое прекрасное, непонятное, удивительное, живое? Об этом ли жужжали пчелы? Да, это она, решила Зорька и пришла в неописуемый восторг от своего открытия.

Белая пчелка впервые увидела мир, и это было восхитительно. Мир приветствовал ее, и Зорька чувствовала себя счастливой, полной сил, любви, радости.

Она попробовала взлететь, и получилось. Пчелка летела над полянкой, а вокруг сновали туда и сюда какие то странные существа, насекомые, огромные птицы.

И вдруг, Зорька увидела подснежник. Он так был похож на звездочку, что белая пчелка, забыв обо всем да свете, стремительно бросилась вниз. От цветка исходил приятный аромат. Подчиняясь инстинкту, Зорька стала искать лапками источник запаха и вскоре с упоением наслаждалась великолепным вкусом цветочного нектара. Оторвавшись от цветка, белая пчелка стала искать другой цветок, и потом, напившись из него, она перелетела к третьему, и так продолжалось до тех пор, пока она не столкнулась с пчелой.

Завидев белую пчелку, пчела подняла такой гул, что на ее крик слетелись и другие пчелы. Что за диво предстало их взору, какая то белая пчела питается на полянке без их на то разрешения.

Что за хамство, да как она посмела. Что тут началось, пчелы грозно кружили над испуганной до смерти

белой пчелкой, стараясь ужалить, вытолкнуть из цветка, не давая ей возможности взлететь. Сколько укусов приняла, сколько толчков - Белая Зорька и не помнит.

Очнулась она одна, избитая и искусанная своими соплеменниками, лежащая в грязи, замерзшая, неподвижная. Ночь укутывала землю, ветер тихо шелестел в ветках кустарника, не слышно было пения птиц, только таинственные шорохи нарушали покой, и неведомые тени осторожно сновали вокруг, возбуждая страх.

Зорька попробовала пошевельнуться, но в тот же миг, такая острая боль пронизала ее истерзанное тельце, что она вновь потеряла сознание. Перед ее затуманенным взором возникало лицо ее матери, Зорька протягивала к ней крылья, молила защитить, согреть, не дать ей умереть, ведь она была еще такая юная. Но, мать злорадно смеялась ей в лицо и тоже пыталась ужалить, убить, растерзать...

Ты не моя, ты чужая, чужая, чужая, - как эхо раздавались в душе несчастной Зорьки слова матки.

Но, где моя мать, кто она, к кому мне лететь, кого спросить, кто знает, кто покажет дорогу? Я поползу, я найду, только скажите, покажите, где она. Мама, мама, где ты? Я умираю, мама, услышь меня, приди, помоги! Я жить хочу, я любить хочу, где ты, мама?!

Сколько времени длилось ее забытье, никто не знает, но Зорька вдруг почувствовала, что чьи то ласковые руки, обнимают, согревают и нежно прижимают ее к груди.

И, что кто-то пытается влить ей в рот сладкую и ароматную живительную влагу. Зорька открыла глаза и то, что она увидела, так потрясло ее, что она вновь закрыла глаза, думая, что умерла, и то, что она видит, происходит с ней на том свете.

Но, ничего опасного с ней не происходило, она все также ощущала себя, в чьих то крепких и нежных руках, ей также было тепло и радостно, а самое главное, тело перестало болеть, голова была свежая и отдохнувшая.

Все уже позади, открой глаза Белая Зорька, бояться больше нечего, я с тобой, - мелодично прозвучал чей-то голос, и как будто тысячи нежнейших аккордов в великой гармонии пропели не обыкновенные слова, а какую то дивную песнь любви.

Пчелка открыла глаза и вновь увидела ту же картину. Она находилась в ярком свете, мерцающем, искристом, но не слепящем, а спокойно льющемся, белоснежном. И какое-то непонятное, но в тоже время захватывающее блаженство, покой, счастье разливалось во всем этом лучистом сиянии.

Зорька всем своим естеством ощущала могучую силу любви исходившей из центра сияния, наполнявшей каждую клеточку ее тельца, заставляя вибрировать в такт мерцания, что чудилось - это она сама и есть это блаженство, эта любовь, эта радость и этот покой.

Где я? Что это? Ты кто, я тебя не вижу? - спросила удивленная Зорька. В ответ раздался тихий и ласковый смех.

Ну, как же ты меня не видишь, ведь вот же я – раздалось в ответ, и также послышалась чудесная музыка.

Но этого не может быть! Не хочешь ли ты сказать, что Свет, который я вижу, и есть ты. Не хочешь ли ты сказать, что этот Свет держит меня на руках, которых я не вижу, но ощущаю, прижимает меня к груди, которую я чувствую всем своим телом, но опять-таки не вижу. Не хочешь ли ты сказать, что я еще и разговариваю со Светом, и он смеется, и отвечает мне. И к тому же, каким образом Свет напоил меня, этой чудесной, ароматной жидкостью, которую я также ощущала но, не имею представления, откуда она взялась и куда делась, из чего ее наливали, если кроме Света и меня ничего нет.

Зорька была в полном недоумении, ей казалось, что ее разыгрывают, и вскоре она увидит того, кто так нежно держит ее на руках, спас ее от смерти, и кому она сможет, наконец, сказать большое спасибо за участие в ее судьбе, и если это возможно, скажет наконец-то, где она, что с ней. Куда девалась поляна, ночь, звезды, или хотя бы солнце или день.

Я - твоя мать. Я есть такая, какую ты меня видишь, а именно - как Свет, Я - Утренняя Заря. А ты сейчас находишься внутри меня, т. е. моего света. Потому, что ты звала меня, я пришла, и забрала тебя домой. Тут нечему удивляться - раздался голос в ответ

Теперь посмотри вниз, видишь?

Зорька пыталась разглядеть то, что открывалось ее глазам. Перед ней оказалось звездное небо, а там, вдали мерцала маленькая, зеленая и круглая звездочка.

Это и есть земля, где тебе пришлось родиться - сказала мать.

Значит матка не моя мать - с радостью спросила пчелка.

Нет. Я подбросила тебя в улей во время высевания маткой личинок.

Но они не приняли меня и пытались убить. Зачем ты это сделала, мама. Я не такая как они, они это видят. - Зорька заплакала.

Не плачь дитя мое - тихо произнесла Утренняя Звезда, - а лучше выслушай. Пчелы трудолюбивы, они собирают нектар из продукта земли и солнца. Это хорошо, но они никогда не пробовали собирать нектар звезд, чтобы соединить воедино силу солнца, земли и всей вселенной. И ты должна научить их этому. А для этого они должны будут признать тебя, благодаря твоей силе любви, сострадания, терпения и принять в свой рой. Нектар, которым ты будешь наполнять их ульи, даст им возможность более активно совершенствоваться, жить в любви и терпении к другим видам пчел, заботиться не только о себе, но и обо всех живых существах. Иначе, если они не примут нектар звезд, жизнь уничтожит их как ненужный продукт времени.

Нет гармонии между звездным нектаром и земным, они должны соединиться для того, чтобы питать собой и растить более совершенных пчел, активно действующих и пассивно принимающих от жизни все, что она им предоставляет. И если этого не произойдет - они погибнут. Так как пчелам земли нужно переходить на новое питание, более достойное их. Им нужно вырасти и превратиться в пчел неба и земли.

Я отдала тебя им, для осуществления этого звездного плана. Ты должна, дитя мое, пройти через трудности, которые встретятся на твоем пути, потому что пчелы будут сопротивляться в силу своей привычки - кружить только лишь над цветами земли и не захотят, чтобы кто-то мешал им, или отрывал от любимого занятия.

Но если хоть одна земная пчела вкусит нектар звезд, который ты только что пила, ей никогда уже не захочется жить по-старому, ее организм начнет требовать вкусившей однажды пищи неба.

И она бросится на поиски ее, а не найдя среди цветов земли, поднимет глаза к небу. Увидев россыпи звезд, пчела земли полетит к ним, чтобы попробовать самой собрать вселенский нектар бессмертия. И это будет величайшая наша победа.

Пчелы привыкли работать днем, а ночью они прячутся в свои ульи. Звезд они не видали, поэтому и не знают, что на небе тоже растут цветы, ждущие своего часа опыления, а взамен - желающие отдать пчелам весь свой нектар. Так как никто, а только пчелы способны опылить звезды, и дать им возможность не гореть впустую, а плодоносить и радовать мир новыми формами жизни Вселенной.

Взамен же звезды будут питать трудолюбивых пчел своей звездной силой, раскрывая перед пчелами все новые и новые возможности, способности и применение их в полноте жизни. То, что ты сейчас чувствуешь как блаженство, покой, радость, любовь, было бы несправедливым оставить только лишь себе. Это должны чувствовать и в этом жить все пчелы во вселенной. Ты поняла меня белая пчелка?

Да, мама, я все поняла, и теперь мне не страшно возвращаться на землю. Я хочу побыстрее вернуться к пчелам с первой порцией звездного нектара. Разреши мне, мама? - Зорька с надеждой в голосе ждала решения матери.

Теперь я спокойна за тебя. Каждую ночь ты будешь прилетать за нектаром. Отправляться в путь с земли нужно, когда на небе зажжется звезда Сириус. О возврате на землю буду оповещать тебя я - Утренняя Звезда. Днем же ты будешь раздавать нектар пчелам, запомнила? - Свет еще более интенсивно заиграл – Да!

Ну, лети с Богом. Собирай нектар, у тебя осталось мало времени. И еще запомни, когда тебе будет особенно трудно, выпей нектар звезд. Тебе пока нельзя пить нектар земли, он губителен для тебя. Нектар земли без нектара звезд забирает силу, здоровье и приводит к смерти пчелу.

Ты же - звездная дочь, сотканная из тончайших лучей света. Грубый нектар земли убьет тебя. Не привыкай к нему и всегда смешивай его с нектаром звезд. Ну, теперь лети. - В последний раз мать обняла свое возлюбленное дитя, и, благословив, отпустила, вложив в ее сердечко светящийся кувшин для сбора звездного нектара и опустив туда первую капельку своего нектара.

Навстречу Зорьке неслись звезды, наперебой предлагая небесной труженице свой нектар. Пчелка заботливо собирала капельки нектара в маленький светящийся кувшин, подаренный ей матерью и хранившийся у нее в сердце. Душа ее ликовала и пела. Она была полезна, могла помочь, а что еще белой пчелке было нужно, только это - счастье трудиться и отдавать, для блага других пчелок, для блага Звезд, для блага всей Вселенной.

Что может принести большее счастье? Пчелка не знала. Это все о чем она могла мечтать - быть полезной и небу и земле.

Кувшин был наполнен. Пора возвращаться на землю. Но Белая заря ждала сигнала матери. И, наконец, время прощания с небом и его обитателями наступило.

Утренняя звезда взошла, во всей своей красоте, на небесный трон, сменив царствовавшего в свое время - Сириуса. Подняв сверкающий жезл победы, Утренняя Звезда торжественно оповестила мир:

Новый день грядет!!!