ВЕЛИКОДУШНОЕ БЕСПРИСТРАСТИЕ ИЛИ ПО СЛЕДАМ КИТАЙСКОЙ МУДРОСТИ


Человек возомнил себя равным богам и был наказан. Боги лишили его неудач. Все у него стало получаться, все желания сбывались. Он сошел с ума и покончил с собой. Не думайте, что с вами было бы иначе.

Неудачи связывают нас с реальностью, не позволяя сойти с ума. Лишь у сумасшедшего их нет. В каждой неудаче, в каждом несчастье есть что-то хорошее и полезное, сказал бы кто-то. Второй ответил бы, что мы не можем отличить удачу от неудачи, пока не доживем до завтра. А третий бы возразил, что у того, кто выполняет все законы и правила, ни удач, ни неудач быть не может, поскольку не он эти правила и законы придумал.

И кто вообще знает, что для человека удача и что неудача? Только он сам. А мы можем узнать это, только увидев его. Лишь по выражению его лица, по его поведению мы догадаемся, что за событие случилось. Радостное или грустное. О нас могут судить лишь по нашей реакции.

Но между моментом, когда мы получили известие, или столкнулись с ситуацией, и моментом, когда первый человек увидел нашу реакцию, есть промежуток, иногда очень небольшой. Это - наш звездный миг.

Мы можем поддаться неудаче, снизить свой авторитет и ухудшить положение. Или рассмотрев внимательно увидеть и быстро развить в успех те, может быть почти невесомые, крупицы удачи, которые есть в любом состоянии. Не упустите этот миг, когда мы можем повернуть ход событий, а то и свою судьбу, в другую сторону. Пока никто не увидел нашей первой реакции. Только до этого времени. Иначе шанс будет упущен и вы проиграете.

Чашка выскочила из рук. Вы попытались ее подхватить. Почти удалось, да не подхватили. Все-таки разбилась. Не надо пытаться подхватить. Все. От вас ничего больше уже не зависит. Радость примешивающаяся к огорчению сопровождает подобное явление. Будьте внимательны - это подсказка чувств о близости звездного часа. Она сопровождает любую неудачу, любое горе. И наше отношение к явлению будет решающим, роковым.

Если жизнь трясет нас, мы можем продвинуться в ней - если знаем, где выход. Того кто видит свой путь, жизненные невзгоды не сбивают с толку, а удачи или неудачи одинаково продвигают вперед. Лишь бы что-то происходило и какая разница что? Заблудившийся в лесу человек сперва должен признать тот факт, что он заблудился и после влезть на высокое дерево, чтоб увидеть свой путь. Для того, чтобы человек догадался влезть на дерево, ему необходима пауза - сесть и внимательно поразмыслить, как ему быть в сложившейся обстановке. Без этого момента внимательности, даже если человек поймет, что заблудился - он не найдет выхода из ситуации, хоть сколько плач, кричи, отчаивайся. В лесу можно погибнуть только лишь из-за нежелания проявить внимание к ситуации. Чаще всего люди применяют внимание к своей неудаче и убиваются по этому поводу, еще больше усугубляя ее.

От невнимательности и самонадеянности погибло много людей. Уверенность и самонадеянность - разные вещи. Уверенность зиждется на четком знании, когда в результате внимательности вы увидели единственно правильный выход. Самонадеянность зиждется на самомнении не подкрепленном знанием. Уверенность ведет к победе, самонадеянность - к поражению. Самонадеянность рвется к действию легкомысленно, слепо. Так нельзя поступать. Уверенность поступает четко и спокойно.

Следующее, что необходимо знать - это реакция на внешний мир. Чуть где какой петух крикнет, вы принимаете на свой счет и в итоге нервничаете, защищаетесь или нападаете. А худший из вариантов - это трясетесь ничего не предпринимая. Сигнал из вне выводит вас из равновесия, приводит к панике. Панические действия основаны на неведении, они стихийны и не обузданы, импульсивны и агрессивны. Такое действие сопровождается отчаянием и не имеет твердой почвы. Из подобного действия творится хаос как для вас, так и для окружающих вас людей. Ничто так не заразительно и не разрушительно, как паника. То есть, опять проявляется та же картина - не внимательность к ситуации, паника создана вашим предвзятым отношением, вашим суеверием, вашими мыслями, вашим самомнением. Не было паузы, вы упустили свой звездный шанс, превратив обычную ситуацию в сложную и запутанную.

Даже если вам стало , благодаря внимательности, все ясно, и вы готовы к действию т. к. сила и уверенность переполняют вас, но, - ваша сила и бесстрашие прорываются наружу, т. е. ваше последующее действие можно прочитать на вашем лице, в поведении, в жестах, в словах - предугадать, предусмотреть, предсказать, предвидеть, это значит, что вы уязвимы и вы не победитель, т. к. ваша предсказуемость, признак слабости. Вас можно прочесть, вас можно уничтожить, раздавить.

Воин Духа неподвижен и словно вырезан из дерева. На чужие крики не реагирует. Но другие люди, если они настроены агрессивно не хотят с ним связываться и, едва завидев его, с криком убегают прочь.

Нет числа ступеням мастерства. Кто видел подлинное мастерство, не будет восхищаться менее совершенной работой. Промолчит. Знающий не говорит, говорящий не знает. Понимание выше знания.

Мастерство, что это? Существует два пути постижения мастерства - вертикальный и горизонтальный. Вертикальный путь - это карьера т. е. дипломы, звания, должности и оклады. Этот привлекательный путь ведет к несчастью. Это способ казаться успевающим, значительным или счастливым. В любой момент человек может потерять все это. И этот путь заставляет человека быть агрессивным, бороться, добиваться, отстаивать, защищаться. Постоянное беспокойство. Нет уверенности, ни на что нельзя положиться.

Горизонтальный путь - это восхождение по ступеням профессионального мастерства. Умение делать то, чего другие не умеют. Эти знания и умения, которые внутри человека, нельзя отобрать, как звездочки на погонах, пост или деньги. Но горизонтальный путь виден только посвященным. Кто мастер, а кто подмастерье знают, кто из них кто.

Когда жизнь предоставляет выбор, что предпочесть: горизонтальный путь или вертикальный? Конечно, горизонтальный. А понадобится вертикальный, надо брать его просто, как яблоко с ветки. Не получилось - значит мастерства еще недостаточно, надо еще учиться, еще шагать по ступеням мастерства. Лучше быть, чем казаться. Лучше быть способным, чем быть.

Каждый из нас управляет миром, хотя, может быть, делает это плохо. Ребенок еще и говорить не умеет, а уже управляет родителями. Собака управляет хозяином, а кошка собакой. Камень на дороге управляет повозкой. Все управляют всеми. НЕ СТЫДНО УПРАВЛЯТЬ МИРОМ, СТЫДНО ДЕЛАТЬ ЭТО ПЛОХО.

Тот, кто имеет путь, постоянно учится управлять миром все лучше и лучше. Его путь - его учитель. Конечно, лучше управлять страной или организацией, если другие люди обязаны вас слушаться. Но это не стоит считать непременным условием для управления. Только одним из возможных. Управлять любым объектом можно из любой географической или социальной позиции, из любой точки. Не получается - значит надо учиться.

Кто имеет путь, имеет и учителя. Нельзя успешно идти по пути, не управляя другими хорошо. Нельзя хорошо управлять другими, не имея пути.

Кто имеет путь, не жалуется и не просит.

Только предлагает.

Потому, что нет для него большего авторитета, нет большего защитника, чем его путь. Если сильный просит у слабого, это не просьба, а предложение. Если сильный жалуется слабому, это не жалоба, а доверие. Того, кто жалуется, могут расспросить, заставить ответить на все вопросы. Как заставишь сильного? Того, кто просит, можно обязать что-то сделать. Как обяжешь сильного? Если и вам жалуются, а на ваши вопросы отвечают неохотно, а то и вовсе от вопросов уходят, знайте: вам не жалуются, а предлагают. Если и вас просят, а ответного шага делать не хотят, вас не просят, а лишь предлагают сделать.

Тот, кто жалуется или просит - не имеет пути.

Тот, кто жалуется или просит, всегда слаб.

Тот, кто жалуется или просит, может стать еще слабее, если жалобу или просьбу не удовлетворят. Он не готов к отказу.

Тот, кто предлагает, к отказу готов. А если он имеет путь, то получив отказ, становится еще сильнее. Как и получив согласие.

Можно быть, но не казаться. Можно казаться, но не быть. Можно казаться жалобщиком или просителем. Но нельзя быть им.

Сила - в безразличии. В безразличии к любому препятствию, ведь ни одно из них не способно остановить человека на его пути.

« Сын спросил отца:

- В чем твоя сила, отец? Целый день ты носишь на плечах огромные стволы деревьев, а не похоже, чтобы ты устал.

- Моя сила - в безразличии. Мне все равно, какое дерево я несу: толстое или тонкое, длинное или короткое, тяжелое или легкое.»

Сила всегда в безразличии. Доказывающий не прав - правый не доказывает. Доказывающий слаб. Логикой силу не заменишь Сила воли и духа - субстанция, далекая от геометрии. Доказывающий всегда проситель, он просит, чтобы к его доказательствам отнеслись небезразлично.

Правый силен. Он знает, что прав. И этого довольно. Его правота заметна. Она наполняет все пространство вокруг него, даже когда он молчит. Его взгляд убеждает больше всяких аргументов и останавливает поток слов.

Неважно, «да» или «нет» вы говорите, неважно, какие аргументы приводите, важно говорите вы «да» или «нет» от силы или от слабости. Можно сказать «да» от слабости: не в ваших силах отказать. Можно сказать «да» от силы: вы могли бы сказать и «нет», но решили дать согласие. Можно сказать «нет» от силы: вы могли бы и дать согласие, но считаете нужным отказать. Можно сказать «нет» от слабости: не в ваших силах дать согласие.

Тот кто имеет путь - всегда прав. Правота - признак пути. Правота увеличивает и силу физическую.

Пути не пересекаются. Люди, имеющие путь, не могут помешать друг другу. Места хватит для всех. Потому что путь не сооружение и не плод фантазии. Он существует, пока существует человек. Его можно увидеть и узнать. Его можно устрашиться, можно смутиться или обрадоваться. Но для каждого он один. Не вступить на него - значит блуждать без дороги. Сначала мы выбираем путь, потом путь выбирает нас. И шагу не можем ступить в сторону. Имеющие путь не могут помешать друг другу. У вас в запасе вечность, невежлив лишь раб времени.

Любой перечень заслуг в прошлом не перевесит целесообразности в будущем. Имеющий путь никогда не поступает потому что. Он всегда поступает для того что. Взгляд из будущего всегда спокоен. Самое слабое для того что сильнее самого сильного потому что.

Только тогда мы понимаем, что мы, собственно можем, когда понимаем, что именно мы не можем. Мы знаем, что легче просить за другого, чем за себя. Легче заснуть спокойно, если кто-то обещал разбудить вовремя. Легче настаивать на выполнении приказа другого, более авторитетного, Легче отказать, ссылаясь на кого-то другого. Многое легче, если за нашей спиной кто-то другой, более сильный и авторитетный.

Этот кто-то - наш путь. Мы исполняем его волю и действуем от его имени. Мы сильны, потому что он сильнее нас. Мы умны, потому что он умнее нас. Мы добры, потому что он щедрее нас. Мы спокойны и решительны, потому что он всегда знает, что нам следует делать. Наши слова полны правды и убедительны, потому что он дает нам свои слова. Мы любимы другими, потому что он любит нас, осеняя своим теплом и силой. Он - это наш путь. Для каждого свой, единственный.

О ВЕЛИКОМ ПУТИ ИЗВЕСТНО ТОЛЬКО ОДНО - ЧТО ОН ЕСТЬ.

Идеальный руководитель жизни - это как тяжелобольной в доме. Любое его желание выполняется. Лишь бы не ошибиться, лишь бы правильно понять желание. Вот что движет всеми.

Неопытный водитель тормозит, пассажиры чувствуют неудобство. В момент останови он давит на педаль тормоза до предела. Пассажиры всем телом стараются удержать равновесие. Опытный водитель тормозит так, что и чашки кофе не расплещет, потому что в момент остановки он вообще не давит на тормоз. У этих двух прямо противоположное положение ноги в момент остановки.

Ступени мастерства образуются сменой привычного на противоположное. Как горизонтальный путь сменяется вертикальным.

Неопытный руководитель сначала много думает над тем, какой приказ отдать. А уж после того, как отдаст, развивает кипучую деятельность, чтобы обеспечить его

выполнение. Опытный сперва создаст условия для выполнения всякого своего приказа. А уж потом и не отдаст его вовсе, а лишь выскажет пожелание. И не заботиться о его выполнении. Не его это дело, а других людей. Ему не о чем беспокоиться.

Идеальный руководитель - бездействующий. Зачем отдавать приказы, если люди сами должны догадываться , что им делать. Зачем спрашивать, сделано ли, если не было землетрясения или мировой войны, которые могли бы помешать выполнению?

Он непредсказуем. Трудно сказать, что произойдет, если нарушить его слово. Ясно одно - произойдет что-нибудь совершенно ужасное. И мысль о неповиновении обрывается на середине, потому что стынет кровь от ужаса.

Он - как мрак. Ничего в его планах разглядеть невозможно.

Он - как гром. Никогда не угадать, куда ударит и кого поразит.

Он - как огонь. Невозможно приблизиться. Тепло рядом, но невыносимо горячо, если пытаться встать еще ближе.

Он бездействует. Как бездействует плывущий под стремительным парусом по сравнению с гребущим веслами.

Его любят и боятся. Эти два самые сильные чувства идут за ним рука об руку.

Во всех делах существуют две разные стратегии.

«В траве лежало яблоко. Хорошее, лишь с одного боку пятнышко. Учитель поднял яблоко и сказал: «Есть две возможности. Можно его слегка обтереть и сразу есть. А можно достать ножик. Вырезать все сомнительные места, а потом уже есть. Но зато без брезгливости и опаски. И съесть удастся больше. Ведь в первом случае мы невольно оставляем сколько-то хорошего вокруг плохого. Правда, в первом случае мы можем начать есть сразу, а во втором - лишь после предварительной работы. Это две разные стратегии, во всех делах, во всех без исключения.»

Он достал ножик, очистил яблоко и начал неторопливо есть.

«А нас угостите?» - пошутили мы.

«Нет, чтобы вы лучше запомнили!» И доел яблоко. Он очень редко говорил «нет», хотя хорошо умел это делать.

Существуют такие понятия как твердое и пустое.

Твердое - то на что можно опереться. Это слова или цифры, которым можно верить. Человек, на которого можно положиться и т. д.

Пустое - то, на что нельзя опереться, провалишься. Информация, которая может оказаться ложной или неполной, неточной. Друг, который испугается и убежит, или пообещает и не сделает. Дело, которое не приносит пользы и т. д.

Надо отличать твердое от пустого. Это самое важное из всех искусств. Комбинация твердого и пустого дает пустое.

«Дедушка отдал маленького мальчика чужим людям - учить ремеслу. Но мальчика не учили, да еще плохо к нему относились. Когда ему стало совсем не в моготу, написал он дедушке письмо. Подробно и убедительно обрисовал свои беды, но адрес на конверте написал очень уж неконкретный - «На деревню - дедушке» Не дойдет письмо с таким адресом, напрасно будет ждать мальчик своего дедушку.»

Содержание письма - это твердое. А вот адрес - пустое. В результате - пустое.

Мы бываем в положении этого мальчика чаще, чем признает наше самолюбие. Ведь если среди двадцати твердых поступков хоть один оказался пустым, все усилия пропали зря.

Отделение твердого от пустого подобно действию ножа, очищающего яблоко. Не забывайте об этом высшем из искусств.

Теория - одно, а практика совсем другое.

«Однажды хан призвал к себе полководца.

- Я прочитал все четырнадцать глав твоего трактата. Хороший трактат. Но теория - одно, а практика - другое! Не мог бы ты показать свое искусство на практике?

- Могу.

- А какое для этого нужно войско?

- Любое.

- Тогда возьми мой гарем.

Полководец построил женщин во дворе дворца, разбив их на два отряда по девяносто человек в каждом. Объяснил, где право, где лево и что такое кругом. Двух любимых наложниц хана поставил офицерами:

-Я буду давать команду офицерам, а офицеры - солдатам, - и скомандовал: - Налево!

Офицеры, смеясь, повторили команду, а солдаты ее не исполнили, кто повернулся налево, кто направо, а кто и вовсе сел на траву.

- Не получилось, - сказал полководец и повторил свое объяснение. Но случилось тоже самое.

- Снова не получилось, кто виноват? Я не виноват, я даже дважды повторил свое объяснение. Солдаты виноваты? Нет, не виноваты. Потому что офицеры отдавали команды таким образом, как будто можно было их не выполнять. Виноваты офицеры. Отрубим им головы.

- Нет, нет, - сказал хан. Достаточно. Я вижу, что ты хороший полководец!

- Нет, хан, - возразил полководец. - Если мы не отрубим им головы, будут говорить, что у тебя полководец, чьи приказы не выполняются. - Головы отрубили, полководец поставил других офицеров и стало получаться.

- Вот, князь. Это еще не очень хорошее войско, но я готов идти с ними сражаться!

Но хан в досаде махнул рукой и ушел. Действительно, теория - одно, а практика - другое. Страх - весьма важное чувство. Его нельзя игнорировать, им нельзя не пользоваться. Ведь страх бывает очень полезен, он может не только унизить человека, низведя его до животного, но и возвысить. Из страха бросить тень на друга, человек может пожертвовать собственной жизнью. Не то главное, что человек боится, а то, чего именно он боится, За что именно он боится. Почему у женщин начали получаться боевые упражнения? Может быть из страха? Почему полководец был готов идти с этим войском в сражение? Ведь с запуганным войском едва ли хорошо иметь дело. Здесь уже причина в бесстрашии. Солдаты не боятся, что полководец накажет их за чужую вину. Если виноват не солдат, а офицер, накажут офицера. Солдату нечего бояться, если он не виноват. Это - бесстрашие. Ну, а если виноват? Конечно накажут. Раз уж офицера не пощадили. Сочетание страха и бесстрашия - основа армии.

Не страшен противник. Не страшен начальник, если выполняешь свой долг. Но страшно не выполнить долг. Тут уж прощения не жди. Переход от страха к бесстрашию - резок. Этой резкой границей очерчиваем долг, обязанности, приказ. Чтобы твердое отделить от пустого. Казнь офицеров проложила границу. Нельзя размазывать границы страха. Нельзя размазывать и границы бесстрашия. Всему свое место, имеющее точные границы.

Нет правил более ценных, чем те, что защищают человека от самого себя.

Общество защищается от самого себя. Изменение любых правил задним числом - визитная карточка коварства и слабости. Даже дети отказываются играть в такие игры. Нет более верного способа потерять честь и доверие, как изменить договоренность задним числом к своей выгоде. Но нет и более быстрого и верного способа проверить порядочность партнера, как позволить ему сделать это. Такая проверка отделяет пустое от твердого и уберегает от большой беды. Хан ее выдержал. Последний приказ полководца должен быть выполнен. Это старое правило спасло многих от самих себя. Какое искушение снять полководца с должности, чтобы отменить его неприятный приказ! Но уже отданный приказ придется выполнять. Снять можно, а не выполнить уже отданный приказ нельзя. Таково правило.

Имеющий путь медлит, если не видит победы.. Победа - это передышка в пути. Ее надо разглядеть. Ее можно увидеть, разглядывая весь путь. Увидеть и узнать. Тут нужно неспешное созерцание, а не суетливая предприимчивость.

«Принц оставался в столице, ожидая возвращения императора из похода . Друзья и даже малозначительные люди настойчиво советовали ему бежать, не дожидаясь возвращения императора, бежать вместе с семьей, спасать жизнь. И предлагали помощь в бегстве. Но принц не понимал, чем он заслужил немилость. Совесть его была чиста, и до сих пор он был верной опорой императору. Его охватило смятение, сама жизнь стала невыносима от непонимания происходящего. Сигналы множились, подтверждая грозящую ему опасность, но никак не проясняли происходящего. Ему сообщили, что путь морем для него уже отрезан, что медлить более нельзя. Гуляя с женой в саду, он лихорадочно перебирал все возможные причины и поводы, и ничего не мог понять. И принц почувствовал, что сходит с ума: привычная и понятная связь событий рушилась с тихим шелестом, превращая в груду обломков реальность.

Принц заперся в кабинете, сел в глубокое кресло и задумался. Текли часы. Простая мысль шевельнулась и стала расти, обретая силу. События легко и точно сложились в рисунок, не оставляя никаких сомнений. Словно из осколков сложилось блюдо. Император здесь вообще не причем! Принца отнюдь не спасали, а хотели вынудить бежать. Он сразу успокоился и даже рассмеялся простоте решения. Затем бросился к жене поделиться радостью открытия. Они вместе, смеясь, собрали еще раз разбитое блюдо, наслаждаясь тем, как хорошо и точно факты - осколки подходили друг к другу.

Принц не бежал, бежали другие.»

Нельзя разглядеть победу, не разглядывая ее, не тратя на это разглядывание времени. Только на него и ни на что другое. Время бежит, ответственность растет. Ответственность давит все больше и больше, и остается одно - увидеть победу.

Понимание важнее знания.

Искушения и соблазны подстерегают всякого человека. Это не новость. Каждый имеет свой опыт противостояния. Искушение может войти в наш дом через двери. Это страх, страсти, деньги. Может войти через окна. Это честь, национальные и родительские чувства. Но может родиться прямо в нашем доме. Это алиби для самого себя.

«Я сделал все, что мог. Остальное от меня не зависит.» - Вот его формула. Формула яда, которому так трудно найти противоядие.

Ничто так не мешает прозрению победы, как желание действовать в критический момент. Когда все вопиет - действуй! Но действовать в такую минуту - значит поддаться слабости перед искушением алиби. Алиби - я действовал, я сделал все, что от меня зависело. Вот, я сделал то-то и то-то, не моя вина, что победа ускользнула.

Что важнее победа, или сознание невиновности? Хорошо если эти тропинки не в разные стороны. Когда действуя обретаешь победу. А если - в разные? Кто это знает? Только мы сами. Не отделив пустое от твердого внутри себя, не проложив границу между тем, что от вас зависит, и тем, что не зависит, нельзя быть искренним.

Не зависит от вас лишь одно: вы не можете не идти по пути. Не ищите алиби. Не изображайте управление, не развивайте кипучую деятельность по достижении победы. А управляйте и побеждайте. Только путь вам судья.

Хорошо стрелять в оленя из лука с дальней дистанции. Ни о чем не подозревает олень. Да вот беда, легко промахнуться. Кто опасается промаха, старается подойти ближе. Приблизься к оленю и ты не промахнешься.

Если говорят: у меня в сумке нечто, поэтому я прошу вас..., то приблизиться к оленю - значит попросить показать это нечто. Если говорят: он уехал, то приблизиться к оленю - значит спросить: в котором часу и на чем? И дело не в недоверии. Многое проясняется и для самого отвечающего. Люди обычно не умеют отличать пустое от твердого. Они не намеренно могут вводить себя и вас в заблуждение. Вы спрашиваете: нет ли такого-то? Отвечают: нет, они все давно ушли. Вы подходите, трогаете ручку двери - не заперта. Заглядываете внутрь: вот он, тот кто вам нужен. Извините, а мы и не заметили, что он остался. А извиняться надо за другое. За неумение отличать твердое от пустого.

Если что-то сломалось, откройте крышку, загляните внутрь.

Если кого-то не нашли - поищите сами.

Если говорят: что-то написано, прочитайте сами.

Если хвалят: вкусно, попробуйте.

Если пишут, что им не сделали, проверьте, - может быть, сделали.

Не начинайте действовать по сигналу, достоверность которого не проверена. Все, что можете проверить сами, проверяйте, заходите, открывайте, заглядывайте, приезжайте, лично осматривайте, сами пробуйте нажать, трогайте рукой, поднимайтесь на чердак, заглядывайте под колеса. Убеждайтесь лично. Встречайтесь лично.

И вот тогда появиться умение отличать пустое от твердого. Отличать, уже не трогая руками, а задавая точные вопросы. Сколько весило? Какой толщины? А за шкаф заглядывали? Чья подпись там была? Сколько экземпляров? В какой адрес? Вопросы, на которые невозможно ответить, не приблизившись к оленю.

Сокращайте дистанцию всеми способами. До тех пор, пока промах не станет невозможным. Вы хотите посмотреть сами? Да, хочу!

Вас не интересует алиби, вам нужно, чтобы ошибки не было.



Выбирая путь, думай, кто по нему пойдет.

Не посылай на проверку того, кто не умеет приблизиться к оленю.

Не указывай короткую дорогу старушке, если эту дорогу пересекает канава.

Не направляй робкого на переговоры к наглому.

Не сковывай подробными инструкциями сообразительного.

Действия искусного приносят выгоду, неискусного - опасность.

Лучший путь для рыбы и для птицы разный.

Нет размера обуви, подходящего для всех людей сразу.

У каждого - свой путь.

Если человек не уверен, сомневается, не согласен или протестует - значит вы ему указали не его путь. Как быстро и удовлетворенно он успокаивается, стоит только указать ему его путь.

Приблизиться к человеку - значит знать его путь. Даже если он сам его не знает. Нет дела благороднее и великодушнее, чем дать человеку увидеть его путь!



Управляй многими, как управляешь немногими.

Искусство управление большим (армией, страной, городом, семьей) заключается в управлении им, как малым. Не смущаться, не теряться, не идти на поводу у событий и мнений. А увидеть в большом то малое, чем стоит управлять.

Голодными управлять легче, чем сытыми. Голодные хотят хлеба. А что хотят сытые, сразу не скажешь.

Бедными управлять легче, чем богатыми. Бедным нужны деньги. А что нужно богатым, сразу не скажешь.

Одинаковыми людьми управлять легче, чем разными.

Людьми, имеющими общего врага, управлять легче, чем имеющими разных врагов.

Разделяя большое на малое число частей, его превращают в малое.

Соединяя малые части в немногие большие, их превращают в немногие.

Проведение границ между пустым и твердым, превращают большое в управляемое немногое. Над каждым немногим ставят наместника или помощника. Очерчивают границу того, что помощник может без вас и чего никак не может.

Плохо, если он ничего не может.

Плохо если все может.

Плохо, если помощник не знает своих возможностей.

Плохо если вы не знаете.

Плохо, если оба знают, но разное.

Тот, кто колет дрова неумело, бьет топором куда ни попадя, умелый разбивает полено одним точным ударом.

Большое делят на малые части не как удобнее, а как оно лучше делиться само. А если нет необходимости, то и не разделяют вовсе. Разделенное без нужды соединить бывает труднее, чем разделенное от нужды, когда нужда проходит.

Когда боятся, чтобы не порвалось, пробуют порвать. Когда боятся, чтобы не провалилось, пробуют надавить. Когда боятся, не погнется ли, пробуют согнуть и т. д.

Искусство делать людей одинаковыми расцветает на умении видеть их различными.

Простоту в многообразие вносят ясность пути, ясность этапов, ясность законов, ясность контроля, ясность наказаний и наград, ясность образцов для подражания.



Если каждая вещь на своем месте, каждый человек там, где должен быть, и делает то, что должен делать, - это порядок.

Если порядок нарушается, но можно сказать, кто именно нарушитель и что нарушил, - это беспорядок.

Если порядок нарушен, но нельзя сказать, кто именно виноват и что именно нарушил, - это дезорганизация.

Когда трус отступает один, он вносит беспорядок.

Когда храбрый наступает один, он порождает дезорганизацию.

Без приказа, никто не должен наступать, а также и отступать. Дезорганизация страшнее беспорядка.. При ней страх и бесстрашие меняются местами. Страшно соблюдать порядок и нестрашно его нарушать. Вот что такое дезорганизация.

Когда трус отступает один , он вносит беспорядок. Когда храбрый наступает один, он порождает дезорганизацию.

Путь от дезорганизации к порядку лежит через беспорядок. Затем наказать виновного в нем. И восстановить картину мира, где страшно нарушать порядок и не страшно не нарушать.

Не поддавайтесь обаянию храбрых, забегающих вперед, слишком понятливых, сверх инициативных. Иначе вас ждет дезорганизация. Вот почему из двух кандидатов, одинаково пригодных для должности помощника, выбирают более глупого. Умный пусть выполняет иную работу, требующую ума.



Нужно уметь держать паузу.

Когда все ясно, и надо дать согласие, и все ждут. Когда все ясно и можно вешать трубку. Когда все закончено и можно вставать и идти.

Всегда нужно уметь держать контрольную паузу.

В течение этой паузы может случится нечто важное. И уж конечно, можно проверить готовность к следующему шагу.

Чтобы быть уверенным, что не помнется шляпа между двумя чемоданами на полке, вы предпочтете оставить пустое пространство между нею и чемоданом.

Пустое пространство и пустое время - важные средства контроля.

Этот маленький промежуток времени - между полной готовностью и отдачей приказа, когда никто не понимает, почему вы еще медлите, ведь все готово, - может все спасти или все погубить.



Запрещай говорить правду о том, чего не спрашивали. Требуй говорить правду о том, что спрашивали.

Говорить правду о том, чего не спрашивали, - наступать без приказа.

Даже молчание может быть истолковано как поощрение. Сегодня он говорит правду, о которой его не спрашивали. Завтра он дает советы в делах, которые его не касаются. А послезавтра оспаривает ваше мнение по любым вопросам.

Но иногда правда может оказаться полезной. Как быть? Нужно узнать ее цену. Если помощник заботится об общем деле, а не переходит в наступление за расширение своих прав , он оставляет пустое пространство. Сказав «нештатную» правду, тут же отступает, отчитываясь о порученном ему, и этим показывает: я помню свое место и преклоняю голову. Это отступление и образует пустое пространство. Он продвинулся в область ваших прав, но тут же отступил точно на свое место. Значит, мотив не расширение прав, а интересы дела. Если отступил неточно, оставив меньше пространства, чем должен был, знайте - это борьба за расширение прав. Такую цену нельзя платить даже за полезную правду.

Чтобы говорили правду, стимулирование должно быть отделено от нее. Нельзя хвалить, опираясь на слова того, кого хвалите. Нельзя ругать, опираясь на слова того, кого ругаете. Можно лишь дружелюбно присоединиться к само похвале или самокритике человека. Подлинное санкционирование опирается на более прочную и более широкую основу: на дела человека, а не на его слова.

Отделение собственной реакции на правду и неправду - отделение во времени.

Сила в безразличии. В готовности без эмоций выслушать любую правду. Принять решение не тогда, когда оно возможно, а тогда когда оно потребуется. Принять из будущего, а не из прошлого. Не потому что, а для того что.



Сначала говорят, а потом и делают. Человек прокладывает путь в новое, неизведанное сперва мыслью, потом словом и наконец делом. Он замыслил что-то хорошее, чего раньше не делал. Обдумывает замысел. На каком-то этапе ему хочется поделиться своим замыслом с кем-нибудь. Обсудить. Обговорить первый шаг. С чего начать. А если этот шаг выглядит реальным, то почему и не попробовать? От слов к делу.

Он замыслил что-то плохое. Но воплощается это плохое в дело, как и хорошее, - не минуя стадию говорения, обсуждения. Вот здесь-то и легче всего человека остановить.

Если попустительствовать словам - перейдет к делу. Это непременно случится. Тот, кто начал скользить по льду под гору, сам остановиться уже не может, но любой, стоящий прочно, может его придержать и удержать. А наберет скорость - попробуй, останови!

Обращайте внимание на слова. Особенно на шутки. Шуткой нередко зондируют - не встретят ли сопротивления. Не встретив, идут дальше. Шутку останавливают шуткой. Не хотите, чтобы делали, не позволяйте говорить.

План опаснее дела. Замысел опаснее плана. Обсуждение опаснее замысла. Слово опаснее обсуждения. Шутка опаснее слова. Взгляд опаснее шутки. Мимолетное отсутствие поддержки - опаснее взгляда.

Чем глубже дело запрятано - тем оно опаснее.



Два друга мотыжили землю. Вдруг мотыга одного из них ударилась о что-то твердое. Он поднял кусок золота и отбросил его, как простую черепицу.

Два друга сидели в саду на циновках и читали книги. Вдруг мимо проехала повозка знатного вельможи. Один из них поднялся и посмотрел ей вслед. Тогда другой отодвинул свою циновку в сторону и сказал: «Вы мне больше не друг!»

У них не было расхождения во взглядах на золото, на богатство. Они знали более высокие ценности. А вот что касается славы и положения в обществе, тут они расходились. Тот, кто отодвинул циновку, не стал дожидаться года, дня и часа, когда друг, не выдержав испытания славой, предаст его. Лучше разойтись сейчас.

Пища уже начала портиться. Есть ее уже не хочется, а выбрасывать еще жалко. Подождем, когда окончательно испортится и не жалко будет выбрасывать? Это ли самая лучшая стратегия?

Вот почему ни взгляд, ни улыбка, ни шутка, ни слово не могут проходить бесследно.

Можно назвать это чрезвычайно высокими требованиями друг к другу. А можно сказать, что велика радость соответствия таким высоким требованиям. Радость, даруемая каждому. Радость сильных чувств, рожденных чистыми красками.



Говори о том, что есть.

- Если я вас правильно понимаю, вы мне сейчас пытаетесь предложить взятку?

- Простите, вы что - пытаетесь за мной ухаживать?

- Похоже, между нами возникла легкая конфронтация и соотношение двое против троих, причем как раз третий не тверд в своей позиции?

Люди которые произносят такие фразы, резко поворачивают течение разговора в иную сторону, иногда вызывая известную неловкость. Умение сказать, что происходит на самом деле в этот момент и между этими людьми, найти веские и обезоруживающие слова - сильный ход.

Надо уметь это делать. И не только это.

Надо уметь задавать такие вопросы не только другим, но и самому себе. Но и этого недостаточно.

Надо в любой момент времени пребывать в таком состоянии, чтобы любой вопрос такого рода был неуместен - он не откроет ничего нового. Это и есть прямота.

Прямота проникает через броню, защищающую самолюбие человека, не нанося ему вреда, но делая чище, честнее, откровеннее и великодушнее.



Не завоевав сердце, нельзя наказывать, а завоевав сердце, нельзя не наказывать.

Если сердце не завоевано, значит, вы не входите в центр притяжения подчиненных вам лиц. Приближение к вам для них не ценно. Удаление от вас - не печально. И если вы все же выносите приговор, то это обнаруживает, что вы плохо понимаете происходящее вокруг вас, неадекватно воспринимаете ситуацию. Это только наносит ущерб вашему авторитету. Поскольку непростительно для идеального руководителя, а простительно для безнадежного новичка. Надо знать меру. Чрезмерное наказание выглядит как месть слабого человека.

Лучшая реакция на нарушение - реакция силы. Реакция безразличия. Только безразличие машины, которая, когда основательно разберется, может и наказать. Но может и понять. А может, что менее вероятно, даже простить.

Завоевав сердце нельзя не наказывать. Если не наказывать, подчиненный, побуждаемый естественным желанием приблизиться к центру притяжения, забудет о мере. Он потеряет главное качество подчиненного - готовность выполнить приказ, еще ничего не зная о его содержании. Не наказываемый подчиненный будет стремиться выполнять лишь те приказы, которые способствуют его продвижению в центр, и уклоняться от выполнения иных. Вслед за ним и другие подчиненные будут рыться в ваших приказах, как в дешевых товарах на распродаже, выбирая для выполнения наиболее для себя подходящее. Наказан лишь тот, кто почувствовал себя наказанным, а не тот, кого наказали.

Награждая и наказывая не обманывай и не прощай. Награждается и наказывается не человек, а его деяние. Можно не любить награждаемого, можно любить наказываемого, но нельзя изменить решение.

Каждый человек не похож на других. Каждый человек имеет свой мир со своими собственными законами. Мир, где он - единственный свой судья себе, выносящий высший и окончательный приговор, где он - главный подсудимый. И судья в большинстве случаев добр к подсудимому. А если и не добр, то уж во всяком случае имеет достаточно времени, чтобы досконально вникнуть в малейшие детали и нюансы. Даже выражение лица или интонация, движение глаз или легкий запах - вещественные доказательства для него. Хотя бы и прошло много лет.

Стоит только начать награждать или наказывать человека, а не его деяние, как тотчас высший судья возьмет дело на пересмотр. А вам может даже не сообщить о его результатах. И вы никогда не сможете конкурировать с этим судьей в тщательности рассмотрения дела.

Желая наградить, думайте не только о том, какой награды заслуживает деяние, но и о том, сможете ли вы наградить даже если другие люди против.

Что касается прощения...

«Полководец рубил голову своему другу за проступок. Рубил и плакал.»

Рубил и плакал - вот нужная форма! И рубить надо, если проступок требует. И плакать надо. Нельзя не сочувствовать провинившемуся. Сочувствие и наказание могут идти вместе. Любой родитель наказывая свое дитя, ему сочувствует.

Судья никогда не прощает. Простить может кто-то другой. Кто-то другой может помиловать. Суд и помилование - процедуры разные. Тот кто их смешивает, оказывает плохую услугу.

Уж если вам так хочется простить провинившегося, найдите того, кто попросит вас за него.



Поднебесная не стоит того, чтобы владеть ею одному.

Легко разделить с помощниками маленькую выгоду, трудно разделить большой.

Вам очень нужна помощь в каком-то вопросе. Вы об этом говорите своим помощникам. Они принимают вашу просьбу всерьез - и дело движется. Но по мере того как приближается положительный результат, иные заботы начинают одолевать вами. И выигрыш в этом деле становиться уже не столь важным. Помощник начнет думать, что это дело уже вам не нужно, даже если вы будете уверять его в обратном. Но без прошлого энтузиазма. И это видно вашему помощнику.

Но вот дело сделано. Ну какая уж тут награда, если дело, когда оно сделано, теряет важность и остроту. Раз дело не важно, так и заслуги ваших помощников , выходит, не велики. Можно не награждать. Можно. Но на что вы будете рассчитывать в следующий раз?

«Стоя перед началом сражения вместе со своим полководцем, князь спросил его:

- За кем будет победа?

- За нами, конечно! Наш противник - умный человек, но жадный. Когда приходит пора награждать, его печать то запропастится куда-нибудь, то оказывается стертой по краям, и приходится заказывать новую. Они не будут за него умирать!»

Но не только жадность может быть помехой. Кто не чувствовал, что иногда легче не наградить, чем награждением вызвать раздоры. Ведь справедливое распределение вознаграждения с точки зрения одного - несправедлива в глазах другого. На всех не угодишь. Но делить нужно. Поэтому заранее договаривайтесь с помощниками о вознаграждении.

Таким же образом награждают в бизнесе. Разделяют районы, клиентуру или направления бизнеса. И каждый награждает себя сам. Размер награды зависит от первоначального раздела, и нет причин для недовольства руководством.

Высшей формой награды является награда знаниями и информацией. Неравенство в распределении знаниями менее всего служит недовольству, поскольку явная несправедливость легко выправляется сообщением дополнительных сведений потерпевшему. В то же время умение распорядиться знаниями зависят о самого человека. И если он не применил знание, ему никто не виноват, только он сам. И не может возникнуть обид.

Знания передаются по ступенькам, как очередная награда. И знания эти помогают человеку получить новые материальные и другие возможности. Кто лучше работал, тот лучше реализует свои знания. Это и есть высшая справедливость в вознаграждении.

ОБМАН

Обман - путь войны, война - путь обмана. Нельзя успешно вести войны не обманывая противника. Каждая из сторон надеется получить иной результат чем тот, на который рассчитывает противник. Война не началась бы, если бы обе стороны твердо знали, чем она закончится. И их представление о ее результате точно совпадало бы. Положим, заранее известно, что в одной армии будет убита половина солдат, а в другой одна треть. Так от чего же не убить без всякой войны именно тех солдат, которым суждено погибнуть, и не установить новую границу между сторонами там, где она прошла бы в результате войны? Тогда обе стороны хотя бы сэкономили время, боеприпасы, которые взорвались бы никого не убив, и питание на солдат, которым и так суждено погибнуть, избегнуть разрушений и т. д. От договоренности обе стороны выиграли бы.

Следующий шаг - а почему не договориться убит солдат не столько, - а немного меньше - с обеих сторон? И так далее. Так мы приходим к мысли о разоружении и уничтожении части оружия.

Что же мешает таким договоренностям?

Надежда обмануть противника! Ведь он не знает какой у нас есть умный план! Ну, а его планы мы как-нибудь разгадаем или пошлем шпионов. Самонадеянность одной или обеих сторон была бы не очень понята, если бы мы забыли о том сладостном времени, когда такая самонадеянность уже появилась, но еще не развенчана ходом событий. Это удовольствие сравнимо с кутежом человека, получившего деньги в кредит и отгоняющего на время мысль о дне расплаты: что-нибудь придумаю! Под этот кредит можно на время получить власть в своей стране, а когда она уже ввяжется в войну, кто же будет в такой час эту власть отнимать? А там и война все спишет. Свои простят, объединенные ненавистью к противнику. Не догадаются кто в действительности виноват. Уж если и не удастся обмануть противника, то хоть своих удастся!

Любая война - это война и против своего народа, а как же иначе! Любая война требует обмана. Война без обмана - простая мясорубка. Но имеющий путь ведет войны. Нельзя обманывать кого-нибудь, не рискуя ввязаться с ним в войну.

Милый обман может вызвать милую войну.

Шутливый обман - шутливую войну.

Молчаливый обман - молчаливую войну.

Готовя обман, готовься к войне.

Тот, кто вас обманывает, может воевать или против вас, или же на вашей стороне. Никогда не вынуждайте обманывать вас. Это одно из самых распространенный преступлений против собственной личности.

Неискренность с собой приводит самообману.

Самообман - к принуждению других обманывать вас.

Война - к страданиям и неподготовленной смерти.

Неискренность с собой - наркотик, потребность в котором возрастает все больше и больше. Это война против себя на истощение. Сплав зависти, спеси, неуважения к себе, неуверенности, отчаяния и озлобленности. Это отсутствие пути. Страх жизни. Ненавистное преклонение перед имеющими путь.

Имеющий путь не обманывает первым.

Имеющий путь удерживает других от обмана.

Он всегда искренен собой.

Ведь это - начало начал.

Кто будет взбираться на дерево, чтобы увидеть путь, если не скажет себе, что заблудился?

Заблудился, значит заблудился сам, даже если тебя завели в лес с завязанными глазами и бросили.

Это я управляю миром, но управляю недостаточно хорошо. Вот и потерял направление. Я заблудился. Сам. А как еще?!

Моя ошибка. Моя неудача. Моя радость неудачи. Мой звездный час. Мой счастливый шанс. Мой путь.

ТЕХНОЛОГИЯ ОБМАНА

Когда близко - покажи, что далеко.

Когда есть - покажи что нет.

Когда силен - покажи, что слаб.

Когда не хочешь - покажи, что хочешь.

Когда показываешь - покажи, что не показываешь все это, соври что-нибудь.

Технология обмана есть последовательная перемена местами твердого и пустого.

“Два юноши, два друга, играли” в военные игры, и оба были талантливы в военном деле. За этими играми они взрослели, и у одного появилась зависть к успехам другого. Он сказал князю, что, несмотря на дружбу, считает своим долгом сообщить: друг его замыслил перейти на сторону врагов. Улик оказалось недостаточно, и князь пощадил оклеветанного. Он приказал отрубить ему лишь ноги, что бы не смог бежать к врагам. Но к врагам вскоре бежал не он, а клеветник, что в жизни обычно случается. Князь предложил оставшемуся место полководца, но тот не принял предложение. Он считал, что над его солдатами будут подсмеиваться, если у них будет безногий полководец. Но фактически руководил войсками.

Конечно, бывшие друзья все годы держали друг друга в памяти и поле зрения, продолжая молчаливый диалог и соперничество, пока их снова не свела военная судьба. Но свела она их в момент невыгодный для праведника, когда соотношение численности войск было несоизмеримым. Ион вместе со своим немногочисленным войском бежал. А более удачливый соперник преследовал его, стараясь не упустить столь удобный случай и поставить точку в споре о том, кто же более талантлив.

Примерное представление о численности войска давало преследователям число пепелищ от костров, разжигаемых убегающей армией на стоянках. И наш безноги герой приказал своей армии потерпеть, и разжигать каждый день костров вдвое меньше, чем в предыдущий. Армия убегавшего таяла на глазах преследователя. Он увлекся погоней и вместе со своим небольшим отрядом... Тут рукопись обрывается. Но мы можем догадаться о том, что произошло.

Два обмана, но как они различны. Первый - клевета на друга - привел к бегству, поскольку в расчеты обмана не входило, что князь оставит соперника в живых. А жить рядом со свидетелем собственного падения невыносимо. В первоначальный план никак не водило стать противником князя. Напротив, было желание стать его помощником, полководцем. В итоге пришлось покинуть родину и воевать против нее. Имеющий путь так никогда не поступит. Вот что значит обмануть первым.

Второй обман - обман справедливого возмездия - основан на самонадеянности противника. Это праведный обман.

Не имеющий пути не способен отличить твердое от пустого, поскольку не умеет различать этого в себе самом.

Зачем князь поверил первому обману? Не до конца, но поверил, как судья неуверенный, что именно обвиняемый является убийцей, приговаривает его, на всякий случай, к десяти годам, а не к смертной казни.

Какой трудный вопрос! Конечно, есть люди, которым первый обман дается с таким трудом, что труд этот заметен всякому и обман тотчас открывается. Но есть хорошие актеры.

Из семечка клена вырастет клен. Что же еще?

Тот друг, что отодвинул циновку, сумел разглядеть, что за семечко проклюнулось.

“Князь шагом ехал мимо лесной поляны, когда увидел свежую могилу и женщину возле нее, которая обмахивала землю на могиле веером. На вопрос князя женщина пояснила:

- Мой муж умер, а я обещала ему, что не взгляну на другого, пока земля на его могиле не высохнет.

Увиденное показалось князю забавным и, вернувшись домой, он рассказал о встрече жене. Жена не рассмеялась, а принялась бранить женщину уж слишком сильно. И эта чрезмерность заставила князя задуматься. Он усомнился в добродетельности жены и решил подвергнуть ее испытанию.

Жена не выдержала проверки, поддалась подстроенному соблазну, а затем, устыдившись мужа, покончила с собой”.

Мы видим то, чего трудно не заметить.

Чрезмерное негодование жены вызвало подозрение.

Чрезмерность может быть обманом, а может быть и самообманом. Но с него начинается обман.

И другое. Подвергая кого-то проверке, мы может что-то разрушить в человеке. Проверка успешна, когда проверяемый не знает, что его проверяют. Проверка сама уже содержит обман. Кто кого обманул здесь первый! Тот кого проверяли, или тот кто проверял?

Тот, кто устраивает проверки, будет обманут.



Военное искусство - это искусство удара твердого по пустому. Как камнем по яйцу. Не может не быть успеха.

Твердое об твердое - только искры летят. Обе стороны несут большие потери. Кровавый вариант разоружения.

Ударить твердым по пустому - вот подлинное искусство. Не стремиться быть сильнее врага, искать, где враг слабее вас.

Пусть против меня выдвигают пять обвинений, а не одно. Я выберу самое слабое из пяти и его опровергну. Тем самым поставлю под сомнение и остальные четыре.

Пусть у него сто тысяч солдат, а у меня всего сто. Но пусть мои сто, окружат его десять солдат и одержат победу. Победа эта меня усилит, а его ослабит. Дело не в том, что бы иметь более многочисленную и сильную армию, а в искусстве быть сильнее противника в нужный момент и в нужном месте.

Разбив самый слабый из аргументов, выбив самого слабого противника, мы усиливаем свои позиции, приближаем себя к победе.

Сначала нападают на самого слабого.

Любая победа должна быть легкой, иначе это уже не победа. Для этого искусный в военном деле сначала пашет, а лишь затем сражается. Обеспечивает прочный тыл и достаточными запасы. Уклоняясь от сражения, пока сил не достаточно.

Лучший способ выиграть войну - вообще не вести ее.

Лучший способ уничтожить врага - сделать его другом.

Пока враг жив - не поздно указать ему путь. Имеющий путь не может быть врагом. Пути не пересекаются.

Подлинная дружба - дружба одиноких, у каждого из которых свой путь. Такие друзья никогда не соперничают и не предают друг друга. Как не могут соперничать великий артист с великим поэтом.

Умение указать другому путь - тончайшее искусство. Это может быть большой целью. Так это сложно. Величайшее из искусств!

Если не удается указать путь, сделать противника другом, следует разрушить его планы. Изменить его представления о возможных последствиях войны, чтобы он отказался от самой мысли о ней!

Если не удастся разбить замыслы, надо разбить его союзы! Увидев, что союзники покидают его, что он ошибся, ваш враг если и не откажется от намерения, то отложит его исполнение до уяснения ситуации.

Если война неизбежна, то нужно перенести заботу на армию противника.

Искусный в военном деле любит своего врага и заботится о нем.

“Самый младший сын в большой семье (приемыш) всегда почитал старших, безукоризненно выполнял свой сыновний долг и обязанности самого младшего. Его часто ставили в пример, что раздражало старших братьев. Часто возникало у них желание побить его, но мешало одно его качество: когда требовалась его помощь, он был тут как тут, но когда хотели его побить, никак не могли разыскать по всему дому, а там и злость проходила. Этим своим качеством он довел братьев до изнеможения, и решили они его погубить.

Они велели копать ему глубокий колодец во дворе. А сами заготовили тяжелый мельничный жернов. Когда колодец был уже достаточно глубок и он копал на самом дне, старшие братья подкатили жернов и сбросили вниз. Но дело в том, что постоянно ухаживая за старшими братьями, он хорошо их изучил, поэтому роя колодец, прокопал в бок маленькую ямку и, когда жернов полетел вниз, спрятался в нее. Братья на радостях, что разделались с надоевшим образцом соблюдения долга, выпили лишнего. А когда на следующее утро у них раскалывалась голова, он был тут как тут с кувшином холодной воды и полотенцем.

Слава человека, образцово выполняющего свой сыновний долг, была так велика, что народ сделал его своим князем.”

Тот, кто искренне любит своего врага и заботится о нем, знает его и благодаря этому знанию и заботе, делает себя неуязвимым.