СЮНЬ-ЦЗЫ


(Около 313-238 г.г. до н.э.)
Исправление имен

Последующее поколение ванов определяли имена следующим образом: названия законов об уголовных наказаниях взяты ими из эпохи Шан, названия титулов - из эпохи Чжоу, имя «культурность» - из ритуала эпохи Чжоу. Разнообразные имена, применяемые к вещам, представляют собой общеупотребительные, повсеместно понятные и ставшие привычными для всех живущих в Чжуся имена. Именно благодаря этому в отдаленных уголках и районах с неодинаковыми обычаями люди могут общаться между собой, используя эти имена как средство передачи мыслей.

Разнообразные имена, применяемые к людям, - это следующие: то, что носит врожденный, естественный характер, называется природными свойствами: то, что представляет собой результат соответствия природных свойств человека и вещей - когда духовное в человеке соприкасается с вещами, реагирует на их раздражения, и это происходит без постороннего вмешательства, естественно, - называется психическими свойствами. Любовь и ненависть, умиротворенность и гнев, скорбь и радость как проявления психических свойств называются чувствами. Когда сердце помогает этим естественным чувствам отличить истину от лжи, это называется размышлением. Когда человек размышляет, а его способности претворяют эти мысли в дела, это называется человеческой деятельностью. Когда человек накапливает мысли, привыкает применять свои способности, в результате чего добивается успеха, это называется плодотворной деятельностью. Когда человек в своих действиях, стремясь в выгоде, идет правильным путем, это называется правильным ведением дел. Когда в своих действиях человек утверждает правильный путь, то есть честен и справедлив, это называется добродетельностью. То, при помощи чего человек способен познавать вещи, называется способностью к познанию. Когда способность к познанию отвечает состоянию вещей, это называется знанием. То, насколько человек способен познавать вещи, называется способностями. Когда способности отвечают состоянию вещей, это называется талантом. Когда природным свойствам человека наносится рана, это называется болезнью. То, с чем сталкивается человек, называется его судьбой. Таковы разнообразные имена, применяемые к людям; таковы имена, определенные последующими поколениями ванов.

Поэтому ваны следующим образом создавали имена: определялись имена - и различались реальные вещи; распространялись закономерности определения имен - и желания людей становились понятными всем; благодаря этому ваны смогли правильно руководить народом и сделать едиными имена. Когда люди странным образом различают имена и самовольно создают новые имена, с тем чтобы внести беспорядок в исправление имен, это вызывает в народе сомнения, путаницу и приводит к многочисленным спорам и тяжбам. Подобные действия называются великим коварством, и это преступление равносильно подделке мандатов и мер. Поэтому среди народов, которыми правили мудрые ваны, никто не осмеливался создавать имена и вносить путаницу в исправление имен. Благодаря этому народ стал искренним, прямым, его стало легко использовать в делах, и это обеспечило ванам успех. Поскольку никто не осмеливался создавать странные имена и вносить путаницу в исправление имен, народ во всем следовал законам и строго соблюдал приказы. Таким образом, деятельность этих ванов надолго оставила после себя след! Надолго оставить после себя след и добиться успеха - вот высшая точка мира и спокойствия! Таковы плоды строгого следования установленным именам.

Сейчас, когда не стало совершенномудрых ванов, люди неохотно придерживаются установившихся имен, появились странные слова, что привело к беспорядку в именах и вещах и сделало неясным определение правды и лжи. Таким образом, пусть даже будет соблюдающий законы чиновник или заучивший каноны конфуцианец, все равно останется беспорядок. Если появится новый совершенный ван, он должен будет при определении имен следовать старым именам и в то же время создавать новые имена. В таком случае необходимость имен нельзя рассматривать отдельно от тех причин, которые привели к сходству и различию имен, и от главного в определении имен.

Если отсутствуют определенные имена, то когда различные образы от одного человека передаются другому, они превращаются в нечто путанное и смутное; смешиваются имена различных по содержанию вещей. Без соответствующих имен невозможно различить знатных и низких, сходное и несходное. В этом случае при передаче своих желаний другим людям человек непременно будет испытывать страдания от невозможности ясно передать свои мысли, при совершении дел непременно возникнут несчастья: будут трудности и неудачи. Поэтому мудрый человек дает различным вещам различные имена, с тем чтобы различать реальные вещи: наверху - имена, помогающие различать знатных и низких, внизу - имена, помогающие различать сходное и несходное. Когда различают знатных и низких, сходное и несходное, люди не страдают от невозможности передать свои мысли, а при совершении дел не возникают несчастья: нет ни трудностей, ни неудач. Вот почему имена необходимы!

В таком случае каким путем достигается различие и сходство имен? Отвечаю: с помощью небесных органов чувств. Небесные органы чувств всех одинаковых, равноценных людей обладают одинаковой способностью оценивать вещи. Поэтому, сопоставив вещи и найдя среди них сходные люди дают им общее имя. Вот почему люди дают вещам общие имена и благодаря этому понимают друг друга!

С помощью глаз люди различают внешний вид и цвета вещей, с помощью ушей они различают хороший и дурной голос, различают гармонию; с помощью рта люди различают сладкое и горькое, соленое и пресное, кислое и терпкое; с помощью носа люди различают аромат и зловоние, благоуханные запахи трав и запах гнили, запах сырого мяса и скота; с помощью тела человек различает боль и зуд, холод и жару, гладкую и шероховатую поверхность, легкое и тяжелое. С помощью сердца люди различают радость и гнев, скорбь и веселье, любовь и ненависть. Сердце обладает способностью, соприкасаясь с вещами, воспринимать их; обладая этой способностью, сердце через уши может познавать звуки, через глаза познавать внешний вид вещей. Отсюда видно, что способность сердца, соприкасаясь с вещами, воспринимать их может проявить себя только после того, как небесные органы чувств соприкоснутся каждый с тем родом вещей, на который он реагирует. Когда органы чувств соприкасаются с вещами, но не в состоянии познать их, когда сердце воспринимает вещи, но не в состоянии выразить это в словах, в таком случае люди всегда говорят: «непознаваемое». Таким путем достигается сходство и различие имен.

Вслед за этим вещам даются имена: одинаковым вещам даются одинаковые имена, различным вещам - различные. Когда для выражения смысла достаточно единичного имени, употребляется единичное имя; если же для выражения смысла единичного имени недостаточно, употребляется сложное имя. В тех случаях, когда единичное и сложное имя не исключают друг друга, употребляется общее имя. Хотя это имя и общее, это не идет во вред смыслу. Когда люди знают, что неодинаковые по реальному содержанию вещи должны иметь и неодинаковые имена, тогда неодинаковые реальные вещи всегда будут различаться по именам и не возникнет путаницы! И это равносильно тому, как если бы все одинаковые реальные вещи всегда имели одинаковые имена! Поэтому хотя вещей и огромное множество, однако иногда люди стремятся назвать все вещи сразу, и тогда они дают им название «вещь». «Вещь» - это большое общее имя. Распространяясь, оно обобщает вещи, обобщает их группу за группой, затем снова обобщает - и так вплоть до того момента, когда делать это дальше становится уже невозможно. Иногда же люди, наоборот, стремятся выделить часть вещей, тогда они говорят, например, «животные». «Животные» - это большое различительное имя. Выделяя, оно различает вещи, различает их группу за группой, затем снова различает - и так вплоть до того момента, когда делать это дальше становится уже невозможно.

Имя само по себе не обладает определенной пригодностью, оно дается людьми по договоренности между собой. Когда люди договорятся между собой и употребление данного имени станет привычным, только тогда это имя может быть признано подходящим. Те же имена, которые отличаются от общепринятых имен, считаются неподходящими. Имя само по себе не обладает заранее данным реальным содержанием, содержание дается именам людьми по договоренности. Когда люди договорятся между собой, когда данное содержание имени станет привычным, только тогда это имя называют реальным именем. Среди имен есть такие, которые сами по себе являются прекрасными: они легки для понимания и не вызывают сомнений. Такие имена называются прекрасными именами. Среди вещей одни одинаковы по внешнему виду, но находятся в различных местах, другие неодинаковы по внешнему виду, но находятся в одинаковых местах, это можно различить! Хотя две вещи, одинаковые по своему виду, но находящиеся в различных местах, и могут называться одним именем, однако в действительности о них следует говорить как о двух реальных вещах. Когда изменяется внешний вид вещи, но по своему реальному содержанию эта вещь остается прежней, не рождая новой, отличной от нее вещи, это называется изменением. Когда изменяется внешний вид вещи, но ее содержание остается прежним, следует говорить об одной и той же реальной вещи. Вот почему необходимо учитывать реальность при определении количества вещей. Это главное в определении имен, это то, чего не могли не учитывать последующие поколения ванов при выработке ими имен.

«Быть оскорбленным не значит быть опозоренным», «мудрец не любит себя», «убить разбойника не значит убить человека» - все эти выражения представляют собой произвольное употребление слов, направленное на то, чтобы внести путаницу в имена. Проанализируйте причины появления этих имен, а затем взгляните, какие из них могут быть употребимы, - и с внесением путаницы в имена будет покончено. «Высокая гора и глубокая бездна находятся на одном уровне», «человек в своих желаниях стремится к малому», «мясо домашних животных невкусно», «звук большого колокола не доставляет удовольствия» - все это выражения, в которых произвольно используются реальные вещи, чтобы внести путаницу в имена! Проанализируйте, каким путем достигается различие и сходство, а затем посмотрите, какие реальные вещи и какие имена соответствуют друг другу, - и тогда с подобными выражениями будет покончено. «Вещи исключают друг друга и в то же время вмещают одна другую», «корова плюс лошадь не значит лошадь» - все это выражения, в которых произвольно употребляются имена, чтобы запутать понимание реальных вещей! Проанализируйте точное определение имен, поставьте взамен тех имен, которые должны быть отброшены, имена, которые могут быть приемлемы, - и с подобными выражениями будет покончено. Все странные, необычные слова и выражения, в которых отходят от правильного пути и которые создаются произвольно, - всех их охватывают эти три категории путаных фраз! Поэтому просвещенный правитель знает границы имен и не станет даже спорить по поводу этих выражений.

Народ легко заставить быть единым в своих стремлениях, если использовать для этого правильный путь, но нельзя совместно с ним выяснить необходимость этого. Поэтому мудрый правитель воздействует на народ с помощью власти, ведет его за собой, указывая ему правильный путь, извещает его о своих решениях с помощью приказов; давая нужную оценку, поощряет достойных и с помощью уголовных наказаний пресекает недостойные действия. Таким образом, народ, которым правит просвещенный правитель, изменяется и идет по правильному пути так, как будто он наделен чудесной силой! Разве есть здесь о чем спросить?

Однако сейчас уже нет совершенномудрых ванов, в Поднебесной царит беспорядок, появились вредные высказывания, а правители не имеют власти, чтобы справиться с этим, не имеют законов об уголовных наказаниях, чтобы пресечь эти вредные слова. Поэтому и становится необходимым спор! Когда люди не знают вещи, они прежде всего дают ей имя; если и после этого вещь непонятна, подбирают слова, описывающие ее; когда и после этого отдельные места остались непонятными, появляется необходимость подробного пояснения; если и после такого подробного пояснения, все еще остаются неясные места, тогда появляется необходимость спорить и доказывать. Поэтому подбор слов, определение имен, споры и подробные пояснения есть лучший способ употребления слов и основное начало деятельности вана. Услышать имя вещи и тут же понять, о какой вещи идет речь, - вот в чем состоит правильное употребление имен! Когда накапливаются имена и образуются фразы, - в этом и состоит сочетание имен! Когда использование имен и их сочетание осуществляются правильно, это называется «постичь имена»! Имена даются людьми для того, чтобы различать реальные вещи! Фраза соединяет имена различных реальных вещей, чтобы выразить одну мысль. Спор представляет собой доказательство истины, касающееся одного и того же имени реальной вещи. Подбор слов для понимания вещи и определение имен происходят во время споров. Спор есть отражение дао в сердце. Сердце - повелитель дао, дао - это основные принципы правильного управления государством.

Когда сердце соответствует дао, речь соответствует сердцу, а фразы - смыслу речи, когда имена установлены правильно и соответствуют вещам, - тогда легко понять и сущность вещей! Когда различают отличные друг от друга вещи, не совершают ошибок; когда выделяют однородные вещи, то не нарушают законов! Когда умеют слушать других, это есть соблюдение приличий. Спорить - значит стремиться до конца выяснить причину. Если правильным путем выявлять коварство, так же как с помощью веревки определять кривизну или прямизну вещей, то коварные выражения не смогут создать путаницу и не найдут себе места ни в одной из школ ученых. Обладать способностью одновременно слушать многих и при этом не кичиться и не зазнаваться; обладать ученостью, позволяющей одновременно знать все школы и учения, и не иметь манеры самому приукрашивать свою добродетельность; когда учение осуществляется, в Поднебесной царит порядок; если же учение не проводится в жизнь, надо уметь объяснить его принципы и удалиться в укромное место - так выглядит спор совершенномудрых! В «Ши цзин» об этом сказано так:

Кто добродетелен и сдержан,

Чьи помыслы к высокому стремятся -

Тот может быть подобен яшме

Иль скипетру из белого нефрита.

О повелитель с легким сердцем,

Что радость людям источает!

Тебя во всех концах Вселенной

Главой считать готовы люди!

Врожденные свойства человека даны ему небом; чувства - это то, что присуще врожденным свойствам; желания - следствие чувств. Считать, что все желаемое доступно, и стремиться добиться этого - это то, что трудно избежать человеку в своих чувствах. Считать свои желания правильными и стремиться удовлетворить их - таков непременный путь размышлений даже мудрого человека! Поэтому, пусть будет даже ничтожный караульный, ему не избавиться от желаний, поскольку желания - это то, что присуще природе человека! Пусть будет даже сын неба, его желания все равно не могут быть удовлетворены полностью! Хотя желания и не могут быть полностью удовлетворены, однако к этому можно приблизиться! Хотя желания и не могут исчезнуть, однако стремления к их удовлетворению можно ограничить. Хотя желания и не могут быть полностью удовлетворены, однако люди, стремящиеся удовлетворить свои желания, все-таки могут приблизиться к этому. Хотя желания и не могут исчезнуть, однако, когда они не получают своего полного удовлетворения, стремящийся удовлетворить их человек, естественно, думает над тем, как бы умерить свои желания. Правильный путь состоит в том, чтобы стремиться получить сполна, когда дают, и уметь умерить свои желания, когда приходится отказываться от чего-либо. Во всей Поднебесной ничто не может сравниться с таким умением получать и отказываться.

Обычные люди всегда делают то, что сами они считают правильным, и отказываются делать то, что они считают неправильным. В признании правильного пути ничто не может сравниться с подобной силой убежденности! Людей, которые бы не захотели идти по пути, признанному ими правильным, не бывает. Например, если человеку нравится идти на юг, то, как бы длинен ни был туда путь, он все равно будет идти на юг; если человек не хочет идти на север, то, как бы короток ни был туда путь, он не пойдет на север. Тем более не стоит и думать о том, что он вместо юга пойдет на север только из-за того, что путь на юг не может быть пройден им до конца. Как бы велико не было то, чего желают люди, они все равно будут желать его; как бы мало ни было то, что они ненавидят, они все равно будут ненавидеть его. Тем более не стоит и думать о том, что люди станут ненавидеть его. Тем более не стоит и думать о том, что люди станут ненавидеть то, что они желают, из-за того, что это желание не может быть удовлетворено полностью! Поэтому, если желания разумны, им нужно следовать, и тогда невозможен беспорядок, даже если этих желаний и будет много. Если желания неразумны, их нужно оставить: разве в этом случае возможно добиться мира и спокойствия, даже если этих желаний будет и немного?! Поэтому мудрый человек говорит лишь о разумности желаний - и только! А все другие теории бездарных ученых, которые они сами считали драгоценными, - все они обречены на гибель.

Когда люди добиваются вещей, то не всегда то, что они получают, полностью соответствует их желаниям; когда люди избавляются от вещей, то не всегда то, что они отбрасывают, полностью ненавистно им. Поэтому в любых своих действиях человек не может обойтись без точного взвешивания. Если безмен не верен, тогда более тяжелая вещь окажется наверху и люди ошибочно примут ее за более легкую; и, наоборот, более легкую вещь, оказавшуюся внизу, они ошибочно сочтут более тяжелой. В этом причина того, что люди часто путают «легкое» и «тяжелое». Если неправильно взвешивать события, то несчастье, заключенное в данном желании, ошибочно будет приниматься за счастье; и, наоборот, счастье, заключенное в данном отвращении к чему-либо, ошибочно будет приниматься за несчастье. В этом причина того, что люди часто путают «несчастье» и «счастье». То, что называют дао, есть правильное взвешивание событий древности и современности. Когда люди оставляют дао и сами, по своему усмотрению решают, что правда и что ложь, они оказываются не в состоянии распознать несчастье и счастье!..

Я глубоко изучил следующие скрытые, трудно распознаваемые принципы. Людей, которые в глубине своих мыслей пренебрегали бы основами дао и не придавали бы значения вещам, не бывает! Людей, которые придавали бы значение вещам и при этом не испытывали бы от этого внутреннего страха, не бывает! Если сердце в смятении и беспокойстве, то, пусть даже во рту будет мясо домашнего животного, человек не почувствует его прекрасного вкуса; пусть даже его уши услышат звуки колокола, они не в состоянии будут познать всю прелесть его звука; пусть даже глаза увидят платье с вышитыми узорами, они не познают его красоты; пусть даже на человеке будет надета легкая и теплая одежда, а перед ним постлана мягкая циновка, тело человека все равно не почувствует их удобства. Поэтому, хотя такой человек и будет пользоваться красотой вещей, он не сможет полностью насладиться ею. Если, предположим, что вдруг на какое-то время и почувствует наслаждение от этой красоты, его сердце по-прежнему будет находиться в смятении. Таким образом, хотя человек и будет пользоваться красотой вещей, однако сердце его будет полно смятения; хотя будут ясно видны все выгоды, получаемые от вещей, однако мысли человека будут целиком занимать одни несчастья. Когда так добиваются вещей, то спрашивается: что это - поддержание своей жизни с помощью вещей или принесение ее в жертву вещам? Совершенно очевидно, что когда человек, стремясь удовлетворить свои желания, приводит в смятение свои чувства; стремясь поддерживать свое существование, наносит вред своему телу; стремясь поддерживать в себе радость, причиняет боль своему сердцу; стремясь поддерживать свою славу, вносит беспорядок в свои действия, то в этом случае, будь даже он пожалован наделом, как хоу, или званием цзюнь, он ничем не отличается от разбойника; пусть даже он ездит в парадной коляске сановника и носит шапку чиновника, он ничем не отличается от бедняка, которому не хватает средств на жизнь. Такой человек может быть назван рабом вещей!

Когда сердце человека спокойно и находится в радостном состоянии, то, пусть даже цвета не достигли своего обычного вида, они все равно смогут ласкать глаз человека; пусть даже звуки не достигли своего обычного состояния, они все равно смогут ласкать слух человека; грубая пища и овощная похлебка все равно смогут оставить во рту человека ощущение прекрасного вкуса; одежда, сделанная из грубой материи, и обувь, сплетенная из грубой веревки, все равно будет приятна для тела человека; тесная комната с тростниковыми занавесками и соломенной подстилкой все равно будет приятна для тела человека. Поэтому, пусть даже не будет прекрасных образцов вещей, человек все равно сможет быть радостным; пусть даже у человека и не будет определенного знатного титула, он все равно сможет добиться славы. Если такому человеку дать высокий пост в Поднебесной, он непременно принесет ей много пользы, не ища при этом больших удовольствий для себя лично. Такого человека можно назвать человеком, ценящим себя и подчинившим себе вещи.

К словам, которые нельзя проверить; к действиям, которых не было раньше; к замыслам, о которых ранее ничего не было слышно, - ко всему этому совершенный человек относится осторожно.